27 июня 2019 г. 00:59

Иван Таранов: Ушел из ЦСКА ради мечты о сборной.

Новобранец самарского клуба надеется, что "Крылья" помогут ему дебютировать в национальной команде

Одним из новичков обновленного самарского клуба стал 21-летний универсал из ЦСКА, чей талант тренер сборной России Гус Хиддинк в свое время разглядел даже в дубле армейского клуба. Сегодня – первое интервью Ивана Таранова в качестве игрока "Крыльев".

Прежде, признаемся, подобное было невозможно – общение игроков ЦСКА с "Советским спортом" строго запрещено. Больше того, из круга футболистов клуба просочилась информация, будто за интервью нашей газете армейцев наказывают рублем. Хотелось проверить эту информацию из первоисточников – не каждый день из первой команды ЦСКА уходят люди.

– Иван, какие штрафы предусмотрены в ЦСКА за разговоры с "Советским спортом"? – первый вопрос Таранову, с которым мы встретились в холле отеля "Movenpick", где остановились "Крылья".

– Провокационный вопрос. У клуба есть разногласия с "Советским спортом", и каждый игрок знает, что нельзя общаться с этой газетой.

– Но тем не менее интервью с футболистами ЦСКА в нашей газете выходят регулярно – игроки общаются в "смешанной зоне" после матча, во время тренировок сборной. Чаще других на страницы "Советского спорта", так уж получилось, попадал Вениамин Мандрыкин…

– На моей памяти Вене досталось всего один раз – Газзаев сделал ему строгий выговор за какое-то интервью, причем я даже не уверен, что именно "Советскому спорту".

С партнерами не попрощался

– Перейдем к делам насущным. Как вас отпускали из ЦСКА?

– Легко. Лично я никаких особых проблем при уходе из команды не испытывал. Было несколько вариантов трудоустройства. Но я выбрал "Крылья", куда позвал лично тренер. Леонид Викторович (Слуцкий. – Прим. ред.) позвонил и сказал: "Я хочу видеть тебя в своей команде". Такое отношение подкупает.

– Что сказали руководству и Газзаеву, решившись на переход?

– Я ни с кем из них даже не разговаривал. Просто сказал своему агенту, что хочу уйти, когда уже был в отпуске, а вернулся с каникул в другую команду. Руководство "Крыльев" само улаживало все детали с армейцами. Я лишь сказал "да" Слуцкому. Звонков из ЦСКА не было. Никто не уговаривал меня остаться, никто не сказал, что не хочет меня отпускать.

– С бывшими партнерами удалось попрощаться?

– Нет. Честно говоря, пребывал в полном неведении, когда будут улажены все детали моего перехода в "Крылья" и состоится ли он. А с другой стороны, зачем прощаться? Мы ведь еще встретимся – не в одной команде, так соперниками на поле или партнерами в сборной.

– С кем из футболистов ЦСКА больше всего хотелось поговорить перед уходом, руку пожать?

– У меня были нормальные отношения со всеми ребятами, и с каждым я бы попрощался за руку. Не стал бы выделять кого-то, к кому бы я подошел и сказал: "Ну все, пока. Я поехал".

– Неужели в ЦСКА не осталось близких друзей?

– Почему? Я хорошо общался с ровесниками – Григорьевым, Мамаевым, Джанером. Но и их бы выделять не стал.

Не получил шанса

– Почему клуб так легко расстался с игроком? Лимит на легионеров только ужесточается, в заявке клуба должно быть два воспитанника до 21 года. Вы – капитан молодежной сборной страны, избранник Хиддинка…

– Я не задумывался, почему так все легко получилось. Для меня это не главное. Наоборот, было важнее, чтобы переход случился быстрее.

– Почему?

– Первая причина моего решения уйти – отсутствие игровой практики. Я надеюсь, что смогу себя проявить в "Крыльях" и мне будут здесь доверять больше, чем в ЦСКА. За место в основе армейцев большая конкуренция, и я бы не сказал, что ее не выдержал. Не знаю, почему по большому счету так и не получил свой шанс. Может, из-за каких-то обстоятельств, которые мне неизвестны?

– Каких обстоятельств?

– Я не хотел бы в это углубляться. Но что-то меня потянуло на то, чтобы уйти из ЦСКА.

Мы с Григорьевым тянули жребий

– Когда вы поняли, что пора уходить?

– Осенью, когда место последнего защитника в команде освободилось из-за череды травм Сергея Игнашевича.

– И на вакантное место было два претендента – Иван Таранов и Антон Григорьев.

– Да.

– И Газзаев выбрал не вас, а Григорьева.

– Я понимаю, почему тренер выбрал Григорьева, – он старше. Газзаев побоялся доверить место последнего защитника молодому парню, то есть мне, и поэтому он немного поменял модель и поставил Антона налево, где тому играть комфортнее, а мне неудобно. Все случилось как случилось не потому, что кто-то сильнее, а кто-то слабее, а потому, что так решил тренер.

– Все это напоминает жребий со спичками.

– Точно! И я вытащил короткую, после чего сел на скамейку.

– Вы сказали, что важным фактором при выборе места будущей работы оказался личный звонок от Слуцкого. В ЦСКА прямого контакта с тренером не было?

– С Газзаевым было сложнее. Он мэтр, выиграл много трофеев, а потому дистанция в общении с ним есть всегда. Со Слуцким попроще, он лояльнее к игрокам. Но я бы не сказал, что в общении с Газзаевым были проблемы. Он всегда четко излагал свои мысли, мог выслушать.

– Можете сравнить характеры двух тренеров?

– Слуцкий раскрепощенный, много шутит. Газзаев – целеустремленный, если ставит перед собой задачу, то должен выполнить ее любой ценой.

Спасибо Аджему

– Газзаев часто бывает на играх дубля?

– В прошлом году не припомню, чтобы он приезжал. А вообще… Нет, один раз все же был.

– Упрекнуть Газзаева за пять лет, проведенные вами в ЦСКА, не в чем?

– Нет, не в чем.

– А сказать, что он подарил вам дорогу в большой футбол, можете?

– В какой-то степени да. Газзаев помог мне тем, что всегда держал на пределе самоотдачи, не давал расслабиться. Я понимал: чуть слабину дашь – и все, откатишься на последние ряды, потеряешь доступ к первой команде. Газзаев дал мне почувствовать, как все должно быть.

– Кому еще скажете спасибо?

– Спасибо сказал бы всем работникам ЦСКА. Ко мне в клубе относились хорошо, ни на кого не обижен. Но если кого и выделять, то Юрия Аджема. Ему спасибо Большое – именно так, с большой буквы. Пожалуй, дорогу в большой футбол из ЦСКА мне подарил именно он.

– Кстати, вам Аджема не жалко?

– За что?

– Тренер трудится, воспитал столько достойных молодых футболистов, а толку чуть – вместо первой команды ребята едут в другие клубы России и Украины.

– Действительно, Юрию Николаевичу есть кем похвалиться – Салугин, Самодин, Кочубей, Правосуд, Малюков... Да много кто мог бы закрепиться в основном составе! Мы все в любом случае ему благодарны за работу. Но думаю, что работу Аджема уже можно высоко оценить по тому, что его воспитанники заиграли в основе хороших клубов, пусть и не ЦСКА. Насколько я знаю, он рад уже тому, что люди просто-напросто не потерялись.

К бразильцам отношение, как и ко всем остальным

– Причины неудачного выступления ЦСКА в прошлом сезоне не оттого ли, что Газзаев побоялся в нужный момент освежить состав, а когда на то потребовалась экстренная необходимость, молодежь оказалась не готова к выходу на поле?

– В какой-то момент, конечно, нужно было внести свежинку. Но осуждать Газзаева не хочу – пока я был игроком ЦСКА, считал тренер все делает правильно. В душе, конечно, сидела обида. Вроде чувствуешь, что если будешь больше играть, то и прибавлять начнешь быстрее. Чем не пример Григорьев? При нем в игре защиты ЦСКА пропала монотонность.

– К бразильцам есть претензии?

– Они есть ко всем. Но почти все бразильцы в ЦСКА – игроки атакующей линии и к ним претензий меньше. Но в причинах неудачного сезона есть вина каждого игрока, безусловно.

– Бразильцам позволяется больше остальных в команде?

– В каком смысле? Опоздать на сбор? Нет. Опоздал – отдай штраф. Отношение к ним, как и ко всем остальным. Другое дело, что в атаке у нас были проблемы в их отсутствие, и наказать их местом в составе – смерти подобно. Может быть, этим они умышленно и пользуются. Но когда они в строю, парни на коне. С этим не поспоришь.

Учусь у Пирлогаттузо

– Перейдем к настоящему: у вас уникальные данные. Я не могу найти даже в сборной человека, который бы имел две "рабочие" ноги и подобный вашему универсализм. Вы от природы одарены или хорошо обучаемы?

– Когда отец привел в футбол, то определил на позицию нападающего, потом уже начал играть в центре полузащиты, а в ЦСКА сделали защитником.

– Почему не остались в нападении? Звучит – центрфорвард по фамилии Таранов! Или вы забивать не любите?

– Забивать любит любой, и я не исключение. Другое дело, знаете ли, природная склонность к атаке. Это же не деревенский футбол: первый тайм в атаке, второй – в воротах… Переквалифицироваться в опорника и в защитника пришлось в тот момент, когда я резко ударился в рост. Координация мне уже не позволяла так здорово орудовать с мячом в небольшом пространстве. Резкости не хватало. Сейчас-то все нормально, но в нападении я уже не играю. Может, мое время еще придет?

– А где нравится больше всего – в защите или в полузащите?

– На месте опорного полузащитника. Нравится разрушать чужие атаки и начинать свои. И характер у меня подходящий – сдержанный, рассудительный.

– Кто из мировых звезд ваш кумир на этой позиции?

– Это гибрид из Пирло и Гаттузо (полузащитники "Милана". – Прим. ред.). От первого бы перенял умение созидать, от второго – разрушать. "Милан" мне вообще очень нравится.

– А из играющих в России есть примеры для подражания?

– Элвер Рахимич. До сих пор не понимаю, как у него получается отбирать за один матч столько мячей. Плюс ко всему за пределами поля у него тоже есть чему поучиться – добродушный дядька, никогда не видел его злым или повышающим голос. Все время улыбается!

– Слуцкий говорил, на какой позиции хочет видеть в команде?

– Нет, пока не знаю. Да это и неважно.

– Здесь каждый может добиться места в составе на тренировках?

– Конечно! Это самое главное. Как себя проявишь, так и сложится твоя судьба в команде. Я уже убедился за этим, наблюдая за "Москвой". Слуцкому нет разницы, кого ставить. Главное, чтобы ты был сильнее других.

Чем я хуже Торбинского?

– Вы были одним из двух молодых футболистов, не имеющих в своем клубе игровой практики, на кого обратил внимание Гус Хиддинк, вызвав в национальную сборную. Чем голландец объяснил вам свое решение?

– Он сказал: очень плохо, что у меня нет постоянной игровой практики. Он видит во мне потенциал, достойный первой сборной, но посетовал, что не может вызывать ни меня, ни Ребко, пока мы не получим игрового времени в клубе.

– Наверное, зависть заела, когда Шишкин и Торбинский, регулярно игравшие за "пионеротряд" Федотова, начали привлекаться в команду Хиддинка?

– Не то слово! У любого футболиста, ставящего перед собой высокие цели и задачи, должна быть спортивная зависть. Ничего в этом предосудительного нет. Тогда, возможно, и закрались первые мыслишки в голову насчет смены клуба – играть постоянно мне не светило. Я подумал: "А чем я хуже Торбинского с Шишкиным?!" Была злость на себя, на обстоятельства…

– Как думаете, шанс поехать на Евро у вас еще остался?

– А как же? Конечно, он есть. Если я буду постоянно играть за "Крылья", проявлю себя достойно, то все реально. И считаю, что мне это по силам. Доверие Хиддинка я чувствую. И это касается любого молодого российского игрока – это видно и на моем примере, и на примере того же Ребко, Торбинского, который вырос в игрока основы национальной сборной. Видно, что Гус за нами наблюдает.

Тогда до встречи на Евро, Иван!

Антон Лисин
"Советский Спорт"
17 января 2008 года.

© 2000-2019 Официальный сайт ФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.