27 июня 2019 г. 09:39

Отдавать игроков сложнее, чем брать

4 мая, накануне последней домашней игры "Крыльев" в чемпионате России перед перерывом на чемпионат мира, на базе клуба состоялась традиционная предматчевая пресс-конференция. На ней присутствовали лучший бомбардир "Крыльев" Давид Муджири и главный тренер команды Гаджи Гаджиев, который для начала остановился на некоторых аспектах игры 7-го тура в Ярославле:

– Любая игра вызывает как позитивные, так и негативные эмоции. Например, у "Динамо" мы выиграли, но во втором тайме у нас были определенные игровые проблемы, замечания, обсуждения. Когда игру проигрываешь, негативных эмоций гораздо больше, и тут важно правильно сориентироваться, разобраться, в чем истинная причина, что не всегда бывает просто сделать. Если смотреть со стороны, не зная, что происходит внутри – кстати, таким образом чаще всего и смотрят любители футбола, а иногда и специалисты – получается, что мы смотрим в замочную скважину и хотим разглядеть слона, видим хобот и пытаемся судить обо всем остальном. И наоборот, когда ты находишься внутри – все недостатки уже примелькались, проблемы не замечаешь. В таком случае лучше отстраниться и посмотреть со стороны. Чтобы было понятно, о чем я говорю, приведу пример с Лагиевкой. Он наделал в матче с "Шинником" столько ошибок, сколько не сделал за весь этот год. В чем причина? Он не готов физически, тактически, эмоционально? Или это случайность? Случайность отпадает, потому что был ряд таких ошибок, которые случайными не назовешь – зависящих только от него, случившихся не из-за сложившихся обстоятельств, а из-за его неверных действий. Он высказался на страницах прессы, и я с ним разговаривал: он считает, что очень хотел сыграть хорошо, настолько, что не смог справиться с эмоциями. Такое бывает, даже с игроками такого уровня. Все это важно для того, чтобы правильно строить процесс подготовки, а это включает в себя и психологические аспекты, и тренировки. Они идут неразрывно, не может быть такой тренировки, чтобы тренировали тело, но не тренировали голову. Такого быть не должно, такого и не было. Огорчительно, что такие случаи возникают. Мы работаем уже 3-4 месяца, но как-то я упустил из виду это обстоятельство. Я уже неплохо знаю Лагиевку, и должен был это учесть и по его эмоциональным суждениям, и некоторым эмоциональным действиям в игре. Это просто один из примеров, но он наиболее яркий и типичный, поэтому я его привожу. Мне надо было с ним поработать до игры, думаю, в таком случае он сыграл бы по-другому. Изначально в игре с "Шинником" все складывалось неплохо, но нам не в первый раз не удается относительно ровно провести целый матч. Я понимаю, что соперник тоже активизируется в определенные моменты. Понятно, что мы не имеем значительного превосходства в классе, а может, и вообще не имеем. Но хотелось бы, чтобы разрывы не были столь существенными, не было бы таких перепадов в качестве игры, которые на данный момент у нас имеются: мы можем провести отрезок в 15 минут гораздо лучше, чем отрезок в другие 15 минут. Это не связано с физическим состоянием: по мнению большинства игроков, оно у них хорошее. Я просил сравнить свое состояние с прошлым годом, и многие говорят, что оно сейчас лучше, независимо от того, в какой команде они были в прошлом году. Если физическое состояние нормальное, то проблема либо в недостаточной надежности коллективных действий, либо в характере. Нужно уметь терпеть, когда соперник активизируется, находить силы, когда очень тяжело, не терять концентрации. И тем более нельзя нарушать элементарные требования игры и договоренности на установке. Вторую половину игры с "Шинником" мы провели вроде поактивнее, но качественно ниже. Почему? Потому что игра – она же штука простая, если мяч у тебя, ты должен создать остроту у ворот соперника и забить гол, потому что с центра поля ты не забьешь. Существуют две главные задачи: создать моменты и не дать их создать у своих ворот. Мы не выполнили ни ту, ни другую задачу. Несмотря на достаточное количество атак, моментов мы не создали. Понятно, что каким-то образом повлияли и замены. Впереди нам было сложно без Топича. Он футболист, который в состоянии убежать от обороны любой команды премьер-лиги. Жаль, что у него не получается с реализацией, он нервничает, и я его не критикую: в такой ситуации этого делать нельзя, наоборот, надо поддерживать игрока, чтобы он был уверен в себе. Ангбву переставили слева направо. С "Динамо" он неплохо сыграл на позиции левого защитника, мы готовили его на эту позицию, когда у нас были проблемы с Дохояном. У нас в команде принято на разные позиции заблаговременно готовить разных футболистов. Это им помогает в совершенствовании индивидуального мастерства, возможностей в игре, если они лучше начинают владеть "нерабочей" ногой. Матч с "Шинником" оказался не очень удачным для Ангбвы. Здесь, мне кажется, обратный пример – если Лагиевка переволновался, то Ангбва недооценил соперника, это было заметно по нескольким действиям в игре. И тут сразу вспоминаешь, как игрок готовился, как вел себя, и находишь такие факты, из которых можно составить того самого слона, о котором говорил Достоевский. Здесь я тоже недоработал в процессе подготовки: мне надо было с ним хотя бы пять минут поговорить, что не надо смотреть в турнирной таблице, где находится соперник. Всегда лучше пять минут поговорить индивидуально, чем десять – на общем собрании.

– Почему уже не в первый раз выпадал из игры Виноградов?

– То, что происходило с Виноградовым в игре с "Шинником", происходило со всей командой. У него проблемы с приемом мяча, как и у многих других футболистов. То, что я его не назвал раньше, не значит, что он выглядел лучше остальных. Я исхожу из того, что вижу на тренировках. Вот, например, Булыга на тренировке и в игре – это слишком большая разница. На тренировках он играет так, что думаешь, почему этот футболист не играет за какой-то хороший клуб? Иногда это получается и в играх, как с "Сатурном" в прошлом году. А потом попадается такая игра, когда встает вопрос, как этот футболист попал в "Крылья". Слишком большие перепады у этого игрока. Виноградов в этом году тоже играет нестабильно, начал сезон неплохо, с "Динамо" отыграл хороший матч. Это такая ситуация, которая характерна не для одного футболиста, не для двух, а для команды. Если это проблемы недостаточно надежной командной игры, возможно, они связаны с условиями нашей подготовки, что были в марте-апреле. Сейчас ситуация изменилась, у нас есть свое поле под боком. Если проблема в командных действиях, то это будет легче поправить, чем психику отдельных игроков.

– Почему в Ярославле Муджири не вышел с первых минут? Не готов физически?

– Конечно, когда Давид играет, нам легче организовывать игру в атаке, всегда легче играть, когда есть мыслящий футболист на поле. Я надеюсь, что он улучшит свое физическое состояние. Но не думаю, что он начнет бегать столько, сколько бегает Шоавэ или Ковба. Я не жду от него этого и не требую.

– Вопрос Давиду. Болельщики часто сравнивают вас с Соузой. Он говорил, что предпочитает отдать голевую передачу, чем забить сам. Для вас это так же?

– Конечно, приятно отдавать голевую передачу, особенно если с нее забивают. Но самое главное – это результат команды. Я такой футболист, от которого тренеры ждут хороших передач, я должен создавать опасные моменты.

– Гаджи Муслимович, что за травму получил в Ярославле Топич и сможет ли он играть?

– Реакция на эту ситуацию у нас была несколько запоздалой. Думаю, нам надо было сразу в протоколе это отметить. Мне показалось, что удар там был преднамеренным, потому что мяча рядом не было. Вывести из игры опасного форварда, наступив ему на пятку – это прием 100-летней давности. Мы могли бы и постфактум направить письмо в премьер-лигу, если бы Топич подтвердил мое мнение, но сам Топич говорит, что не знает, случайно или умышленно был нанесен удар. Так что ситуация не получила продолжения. – Прокомментируйте слухи о переходе Маркарова в "Анжи".

– То, что он ушел, это уже факт. То, что "Анжи" давно пытал и меня, и его, это тоже факт. Факт и то, что он уехал, не говоря о том, что собирается подписывать контракт, наоборот, он говорил, что уезжает с намерением никого из "Анжи" там не увидеть и вернуться назад. И я до сих пор от него по телефону не услышал ни да, ни нет, что тоже не очень приятно. Он взрослый человек, у него своя жизнь, он имеет право выбора, где ему работать. Но я считаю, что он по крайней мере должен был позвонить, поставить в известность меня, главного тренера, и руководство клуба. Ни президент, ни генеральный директор, ни главный тренер не знали, что он уезжал для того, чтобы подписать контракт с "Анжи". Соловьев мне сегодня сказал, что пришло заявление с просьбой освободить Маркарова по семейным обстоятельствам. Возможно и такое, что он действительно уезжал без намерений остаться, но там попал под психологический пресс – "Анжи" находится в критической ситуации. Но я все-таки думаю, что он скорее всего уже был склонен остаться там.

– Тем самым он сжигает мосты с Самарой?

– Наверное, да.

– Кто будет выполнять его функции?

– У Маркарова, конечно, есть целый ряд неплохих качеств. Он умело общается с футболистами, умеет создать неплохой микроклимат, может завести ребят… У нас есть договоренность с Омари Тетрадзе и с руководством клуба, что он будет одним из тренеров. Думаю, у него есть достаточно качеств, чтобы выполнять те же функции, он пользуется уважением в команде, авторитетный футболист и человек. Мне кажется, что он справится, а мы ему поможем. Но надо с ним поговорить сначала, а он после возвращения из Северной Кореи пока болеет.

– Поездка в Корею – это необходимость привлечь корейских игроков или скорее просто вежливость?

– Если есть какое-то приглашение или хорошее предложение, то я стараюсь не отказывать. К примеру, если мне говорят: есть хороший футболист, и этот футболист не будет материально обременителен для клуба – я должен его посмотреть. После того, как я посмотрю, я могу сказать, что зря проделал эту работу, он нам не нужен, но до этого я не имею права так сказать – так можно потерять хорошего футболиста. Они сказали, что есть неплохие футболисты, пригласили – ну а что бы не посмотреть? Есть один неплохой опорный, если ориентироваться на мнение Омари. Ему 21 год, он достаточно мобильный, аккуратный в передачах. Если летом его отпустят к нам, мы его посмотрим еще раз.

– Что с Бабой Адаму?

– Баба Адаму находится сейчас в Москве. Он отказался дать паспорт на оформление документов, предложенный ему контракт не подписывал, а отправил своему агенту. Мне кажется, что его не устроили наши условия. Однозначного ответа от него не было, но то, что он уехал, свидетельствует о том, что у него другие намерения. Там запутанная ситуация с документами, с тем, кто имеет на него права, мы долго обсуждали этот вопрос с президентом. Жаль, конечно, что так складывается, потому что в таких играх, когда не складывается коллективная игра, когда оборона соперника насыщенная, нужно иметь футболиста с высоким индивидуальным мастерством, а он как раз этим отличался. Помните, как он "Амкару" забивал – там, по-моему, даже двадцати сантиметров не было свободных.

– Перерыва в чемпионате вы ждете с облегчением или наоборот опасаетесь, что команда выбьется из тонуса?

– Я смотрю на эту ситуацию как на реальность, в соответствии с которой надо строить нашу подготовку. Такой же перерыв у нас был в 2004 году, и после него мы выдали серию неплохих игр.

– Давид, вы сыграли за "Крылья" уже несколько туров, можете оценить силу и возможности команды в чемпионате России?

– Думаю, что мы можем быть высоко по потенциалу. У нас хороший состав, конкуренция на каждой позиции. То, что мы с начала чемпионата находимся на высоком месте, это не случайность. Мы будем доказывать это до конца сезона, и займем место, которое будет считаться положительным результатом.

– Какое ваше самое яркое впечатление от Самары?

– Первый день в Самаре и игра с "Динамо". Был мороз, и я не знал, что будет столько болельщиков на стадионе, думал, что максимум тысячи две соберется. Было очень приятно, что пришло столько болельщиков, это очень сильное впечатление. Мне как футболисту самое главное – когда народ нас поддерживает. Мы должны играть так, чтобы у болельщиков была мотивация заполнить стадион.

– Гаджи Муслимович, в перерыве клуб будет просматривать каких-то новых игроков?

– У нас было два разговора об этом с президентом. В первом Александр Петрович сказал, что мы должны постоянно усиливаться, но во второй раз он был более сдержан. Руководство работает над тем, чтобы укрепить финансовые возможности клуба. У нас есть уже названный вариант с Кореей, есть вариант с Арменией, то есть такие, где нет серьезных финансовых затрат. Такая работа проводится, и появление таких игроков возможно.

– С кем-то будете расставаться?

– Это один из важных вопросов. Приобретение игроков базируется на том, что кого-то надо и отдавать. Мы обсуждали с Александром Петровичем, кого можно отдать. Ведь это всегда сложнее, чем взять. А вот, например, после сезона 2004 года отдать игроков было намного легче, спрос на них тогда был выше.

– Возможно ли возвращение Каряки?

– Тут все решают финансы. Такие игроки стоят денег, и для нас сегодня нереально вести разговор о Каряке. Тут вот говорят, что Олич уходит из ЦСКА…

– И?..

– Это для нас тоже нереально. (Улыбается.)

– Собираетесь ли в ближайшее время привлечь к основе кого-то из игроков дубля?

– Нет, пока никого не собираемся привлекать. Там слишком молодые ребята, и они должны работать несколько лет, чтобы вырасти.

– Прокомментируйте нашумевшие отставки Старкова и Петржелы.

– Это особенности нашей профессии. Отставка может произойти в любой момент. Глубокую оценку мне дать сложно, так как я не знаю, что именно там происходило. В "Спартаке" был конфликт между игроками и тренером. В "Зените" – между новым руководством и тренером, и игроки там тоже каким-то образом были завязаны. Мы сегодня тоже разговаривали с футболистами, обсуждали, как можно сбалансировать ситуацию. Одиннадцать человек играет, семь попадают в список запасных, пятеро не попадают в протокол, один раз не попадают, второй, третий… Накапливается недовольство. Ведь он тренируется, ему кажется, что он достоин места в составе – но он не попадает…

– Но как же можно не ставить Аленичева? Ведь он нужен не только как игрок, но и как знак, как символ команды – как Тихонов или Гусин.

– Можно ставить, можно не ставить – главное, чтобы игрок понимал, что происходит. А дать шанс всегда надо. Не может быть такой разницы, что какой-то футболист – суперзвезда, а Аленичев по сравнению с ним вообще не может играть. Тренер в таком случае должен убедить, что его решение не ставить игрока в состав основано не на отношении к игроку, а принято в интересах команды. И это единственный аргумент, который должен быть у тренера. Я бы, например, Аршавина в состав поставил, что бы он ни делал против меня – ведь он нужен команде, приносит ей пользу, дает результат. Тренер обязан ставить такого футболиста вне зависимости от личных отношений.

Записала Мария Прияткина
"Самарский Футбол Плюс"
11 мая 2006 года.

© 2000-2019 Официальный сайт ФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.