25 сентября 2018 г. 04:16

Владимир Бреднев

— Владимир Алексеевич передает вам свои извинения, — сказали в трубку. — Он был вынужден срочно уехать на заседание Государственной Думы.

Пришлось покидать Министерство иностранных дел, где Бреднев назначил встречу, несолоно хлебавши, едва переступив порог бюро пропусков.

И хотя до отъезда из первопрестольной оставались почти сутки, мы, увы, так и не встретились. Когда в этот же день ответил домашний телефон, было очень уже поздно. Наутро у него все было расписано заранее.

Один из самых ярких игроков "Крыльев Советов" 60-х годов Владимир Бреднев ныне — директор департамента дипломатическо-курьерской службы в ранге посланника. Выше, не считая посты руководства министерства, только ранг посла. И было предчувствие, что дела не позволят ему выкроить на эту встречу время. К сожалению, оно сбылось.

Что делать? Столица ныне дорога, каждый день не наездишься. Мы передали Владимиру Алексеевичу вопросы, чтобы он прислал на них в Самару ответы, в надежде сделать рассказ о нем из этого материала. А вместо него получили от посланника готовый по сути рассказ о совершенно необычных для профессионального футболиста жизни и судьбе. Вот он перед вами.

— Искренне рад получить весточку из столь дорогого для меня города, где я прожил треть жизни. Значит, за те шесть сезонов, что защищал его спортивную честь, мне удалось внести свой вклад, оставить след в истории самарского футбола.

Откровенно говоря, точно не помню, сколько мне было лет, когда я, как и все мальчишки военных лет, начал гонять во дворе консервные банки или тряпичный мяч, который мы шили утром, а к вечеру он уже превращался в тряпку. Только в 1947-м отец купил мне дешевый, но зато настоящий "футбол" (так мы тогда называли мяч).

В 1946-м я впервые с отцом попал на большой футбол на стадион "Локомотив". Тогда еще не был построен стадион "Динамо". Детское впечатление от этого зрелища осталось на всю жизнь. "Крылышки" играли с московским "Спартаком". Я не знал правил футбольной игры. Знал только, что нельзя играть руками и нужно забивать голы. Отец объяснил, что наши в сиреневых футболках, а москвичи — в красных. Конечно, я стал переживать за наших и очень огорчился, что "Крылышки" проиграли. С тех пор практически не пропускал ни одного матча. В детскую мою память врезались такие имена и фамилии, как А.Головкин, С.Румянцев, А.Скорохов, К.Крижевский, А.Ржевцев, П.Соломатин, Б.Смыслов, П.Бурмистров, В.Мурзин, В.Карпов. После посещения тех футбольных баталий я просто бредил футболом. Мог играть целыми днями: улица на улицу, класс на класс, школа на школу.

Когда "Крылышки" стали играть на "Динамо", мы, пацаны с Арцыбушевской улицы, постоянно "проходили, пролезали, проползали" на все матчи, посещали почти все тренировки мастеров, подавали им за воротами мячи (они казались неимоверно тяжелыми).

Зимой на катке случайно прослышали, что клуб "Динамо" проводит отбор в детскую команду мальчиков 1937-38 годов рождения Отбор — по воскресеньям в спортзале имени Дзержинского. И мы пятеро с той самой Арцыбушевской тоже пришли на просмотр. Волнений было больше, чем на экзамене. Отбор был прост. Играли пять на пять, потом тренер говорил, кому приходить в следующее воскресенье. Кольцо с каждым воскресеньем сужалось. Мальчишек в результате осталось около 20. В число счастливчиков из нашей пятерки попали трое, в том числе я. Здесь впервые судьба свел нас с Галимзяном Хусаиновым. Нам выдали настоящую причем новую, футбольную форму. Хотя и не совсем по размеру. Представьте малыша Гилю в футболке и трусах 46-48 размера. Зато бутсы были точно по ноге. Радости не было предела.

Наши мамы подрезали, подшивали амуницию, и вскоре мы, вышагивая на параде физкультурников 1 Мая, уже выглядели настоящими футболистами. Пусть один другого меньше и с тонкими вытянутыми шеями.

Тогда наша команда выиграла первенство города, и футбольная федерация наградила каждого книгой Семена Бабаевского "Кавалер Золотой Звезды" с дарственной надписью: "Чемпионам города Куйбышева по футболу среди детей".

Моим первым тренером стал М.А. Сенин. Михаил Андреевич учил нас играть и в футбол, и в русский хоккей. Одни и те же ребята играли летом в футбол, зимой — в хоккей.

Анализируя тот период, я как профессиональный футболист понимаю, что мы не получили того футбольного образования, какое получали ребята в Москве, скажем, в футбольной школе Лужников у К.И. Бескова, В.А. Маслова, Г.И. Качалина, тем не менее Сенин привил нам безграничную любовь к спорту, к тяжелому футбольному ремеслу, научил полной самоотдаче, целеустремленности в достижении победы.

Он вырастил, воспитал и передал в "Крылышки", кроме меня, еще В.Кирша, Г.Хусаинова, Б.Спиркина, Б.Коха. В 1955 году юношеская сборная города под его руководством стала чемпионом Советского Союза по русскому хоккею. В ней выступали четыре динамовца: Г.Хусаинов, В.Поляйкин, Г.Стародубцев и я.

Между прочим, в 1966 году мы с Галимзяном Хусаиновым, будучи уже игроками "Торпедо" и "Спартака", обратились в Федерацию футбола РСФСР, к ее бывшему председателю В.С. Осипову с просьбой рассмотреть вопрос о присвоении М.А. Сенину, воспитавшему целую когорту профессиональных футболистов, среди которых чемпионы СССР, игроки сборной Союза и России, звания заслуженного тренера. Футбольное руководство согласилось с нашими доводами, но в республиканской Федерации были удивлены, почему их куйбышевские коллеги, областные руководители футбола не ходатайствуют об этом. Этот вопрос впоследствии ставился в Самаре на городском уровне, но решение, увы, так и не было принято. А ведь известен такой факт: за игрока сборной Е.Ловчева получили звание сразу несколько тренеров. Получилось так, будто все они его тренировали, начиная с "пеленок".

Учась в 9-10 классе, я играл уже за старших юношей "Динамо" и сборную города. "Крылья Советов" в то время тренировали Вячеслав Дмитриевич Соловьев и Юрий Николаевич Белоусов, который, кстати, жил рядом с нашим стадионом. Он очень часто приходил сюда и, как сейчас модно говорить, занимался "селекцией", а проще — брал на заметку перспективных ребят. Именно Юрий Николаевич рекомендовал мне более серьезно заняться футболом, обратить внимание на ряд элементов в технике, на скоростные качества.

Как уже говорил, начального футбольного образования я недополучил. Мы все были по сути самоучками. В юношах я играл "инсайда", довольно много забивал и считал, что мне вполне достаточно того, что я умею, но главное — я не собирался стать футболистом, так как отец хотел видеть сына только студентом авиационного института.

Но... Осенью 1956 года юношеская сборная города сыграла с мастерами тренировочный матч. Я в этой сборной был самым молодым, тем не менее играл без замены два тайма. И понял, какая между нами и мастерами разница в технической, а особенно в физической и скоростной подготовке. Был разочарован не столько проигрышем, сколько своей слабостью. И все же вскоре после той игры к нам домой пришли начальник команды С.Г. Румянцев и тренер Ю.Н. Белоусов для разговора с отцом. Он был долгим. Отец несмотря на то, что был страстным болельщиком, доказывал что футбол — не профессия. Тренеры же старались объяснить ему что у сына есть футбольный талант. В результате договорились что меня зачисляют в команду мастеров, а учиться я буду обязательно. Впоследствии, приезжая ко мне в Москву, отец шутил "Было у отца три сына: два умных, один дурак. А у меня единственный сын, и тот футболист".

Начались тяжелые тренировки. Я не мог себе поверить, что я тренируюсь с такими мастерами, как В.Карпов, И.Ширяев, Н.Поздняков, В.Кирш, А.Мазепов. Январь-февраль-март тренировались в зале-ангаре авиационного завода, а в апреле выехали на тренировочный сбор в Сочи. После грязноватого деревянного Куйбышева я был ошарашен красотой и чистотой приморского курорта. Но курорт вскоре превратился, как мне тогда показалось, в настоящий ад. Такими были нагрузки на занятиях. Хорошо, хватило характера никому не показывать усталости. Так начался в большом футболе мой первый сезон. Был 1957 год.

Первый сезон сложился удачно. Играл я сначала за дублирующий состав. Но уже во втором круге вышел несколько раз и за основной. После его окончания впервые побывал за границей — в Албании, где команда провела ряд товарищеских матчей.

Мы пришли в "Крылья" с Галимзяном Хусаиновым (он позже меня на полгода) и, естественно, были с ним наиболее дружны. Он был у меня, а я у него свидетелем при бракосочетании, и свадьба у нас была общая — комсомольская.

...Самые печальные воспоминания из самарского периода футбольной жизни связаны у меня с вылетом "Крыльев" в 1960 году в класс "Б", а радостные — с возвращением команды в высшую лигу, когда мы в 1961 году стали чемпионами России. Что касается московского периода, печального оказалось меньше, а радостного наоборот больше. Никогда не забыть чувства, которые испытал, став чемпионом Советского Союза в составе "Торпедо" в 1965 году. Или когда на миланском стадионе "Сан-Сиро" в матче на европейский Кубок чемпионов с "Интером" пресса признала меня лучшим игроком среди многоцветия звезд мирового класса Стрельцов, Воронин, Шустиков, Мацолла, Суарес, Факетти.

Какие отдельные матчи в составе "Крыльев Советов" запомнились?

Первый — за основной состав "Крыльев" в Москве против "Торпедо" в 1957 году. Играл против В.Иванова. Команда у "Торпедо" была прекрасная (кроме Иванова, в ней были еще Метревели, Стрельцов, Арбутов, Фалин), сыграли мы 0:0, и ничья эта была равноценна победе.

В 1959 году забил в ворота того же "Торпедо" в Куйбышев сразу три мяча. И мы выиграли 3:0. Уже после той игры В.А. Маслов, его старший тренер, пригласил меня в Москву, но никакие соблазны тогда не смогли меня поколебать. Я был патриотом Самары.

Очень, наконец, памятен последний матч 1961 года в Краснодаре в финальной пульке с челябинским "Трактором", который мы выиграли, и команда возвратилась в класс "А". Сложнее рассказать о расставании с "Крыльями". Дело в том, что когда "Крылья" оказались в классе "Б", я получил приглашения из команд высшей лиги Москвы, Ленинграда, Харькова, но остался верен родному городу и команде.

Просто не мог себе представить, что обо мне подумают болельщики, друзья, товарищи. Немалую роль сыграл отец. Он слушать не хотел о московском, например, "Локомотиве". Даже то, что я был на приеме у министра путей сообщения Б.П. Бешева, не поколебало его, хотя родители сами были инженерами-железнодорожниками. И еще. В межсезонье (1960-61 годы) я стал инициатором назначения старшим тренером "Крыльев Советов" В. И. Карпова, в котором в то время видел наиболее прогрессивного современного тренера. Вообще, В.И. Карпов был для меня человеком, достойным подражания (мы с ним года три играли вместе). Отношения наши, несмотря на разницу в возрасте, были товарищескими. Когда он возглавил "Крылья", я был рад этому назначению. Он в какой-то мере и уговорил меня остаться и помочь команде вернуться в класс "А", мотивируя тем, что, мол, лучше быть первым в "деревне", чем последним в "городе".

Мне было 22 года, но я оказался самым опытным, "ветераном" по количеству игр, проведенных за основной состав.

В 1961 году за "Крылья" стали выступать Б.Казаков, А.Казаков, Г..Широчкин, Б.Спиркин, Б.Вальков, Н.Осянин, другие способные, но еще неопытные футболисты. Тем не менее команда довольно легко выиграла первое место в группе, а затем, правда, же не без труда, финал и снова вернулась в класс "А".

Сезон 1962 года начала тем же составом, и начались беды. Ничья опять стала праздником, снова пошла борьба за выживание.

Второй круг. "Крылья Советов" — претендент на вылет. Обком партии подбирает новые кандидатуры на должности начальника команды, старшего тренера. Руководство команды понимает: что-то нужно предпринимать неординарное, и решает "пустить кровь", кого-то отчислить из команды, чтобы на него свалить вину. К этому моменту из тех, с кем В. И. Карпов сам когда-то вместе играл, остался только я. И вот меня почему-то и решили отчислить. Между прочим, с интересной формулировкой в трудовой книжке: "за ненадобностью команде".

Это был удар. Ведь я до того не пропустил ни одной игры в основном составе. Хотя у меня действительно наступил определенный спад. Во-первых, не прошел даром сезон в классе "Б". Легкие победы над Тамбовом, Пензой, Рязанью, Челябинском не принесли пользу команде и мне лично. Во-вторых, я женился, у меня родилась дочь, то есть появилась семья, о которой я должен заботиться, сменился весь уклад моей прежней жизни. В-третьих, раньше я жил вместе с отцом и матерью. После рождения дочери попросил квартиру (думаю, это и есть главная причина моего отчисления). Мне даже показали дом, где я должен был ее получить, на улице Никитинской, но команда продолжала терять очки.

После очередного проигрыша в Ленинграде мне было объявлено, что я из команды отчислен.

Такого удара, такой несправедливости, слава богу, мне в жизни больше испытать не пришлось.

После отчисления, по положению тех лет, я до конца сезона не имел права играть за другую команду класса "А", и началась охота за мной команды СКА Приволжского военного округа. Но я уехал в Горький, куда в "Волгу" пригласил меня прекрасный человек и тренер Иван Васильевич Золотухин.

Два сезона играл там, пока не перешел в московское "Торпедо", где провел еще четыре. И тут только понял, что такое незашоренный, раскрепощенный, атакующий футбол, в который я готов был играть всю жизнь. Поэтому до сих пор благодарен тренерам, которые тренировали эти команды: И. В. Золотухину, В.С. Марьенко, И.П. Морозову. Они научили меня выходить на поле, чтобы побеждать.

Мне вдобавок посчастливилось играть с такими великими мастерами, как Э.Стрельцов, В.Воронин, В.Иванов, В.Шустиков, Б.Батанов. Это были асы советского футбола.

Всего я провел 12 сезонов. Согласно статистике, сыграл 233 матча в высшей лиге на первенство. Кубок СССР, в европейских кубках, из них 121 — за "Торпедо". Забил 28 голов.

В 1968 году, последнем сезоне, меня начали преследовать травмы. Ранней весной, в четвертьфинале Кубка кубков в Уэлсе порвал связки бедра. После месячного лечения сыграл всего несколько игр, как "полетел" голеностопный сустав, затем коленный, и так весь сезон. Из-за травм не хватило трех игр, чтобы получить бронзовую медаль чемпионата Союза, а самое обидное — не стал обладателем кубка. Потеряв сезон, в 31 год я решил закончить карьеру профессионала. В конце его выезжал с командой за границу уже "туристом". "Торпедо" тогда установило мне стипендию-оклад, чтобы я закончил последний курс института. Меня отправили подлечиться в Сочи, но совершенно неожиданно я был приглашен в московский "Локомотив" на должность начальника команды. Вновь была встреча с Б.П. Вещевым, и я дал согласие.

Проработал в "Локомотиве" один сезон. После чего по приглашению В.А. Маслова вернулся в "Торпедо" в качестве старшего тренера его футбольной школы и одновременно селекционера по подбору игроков для команды мастеров. Вернулся в "родные пенаты" с радостью, так как всегда помнил слова директора ЗИЛа, всеми уважаемого П.Д. Бородина: "Держись за трубу (завод), она выведет в люди".

Когда еще играл за "Торпедо", первым секретарем парткома ЗИЛа был А.И. Вольский, который вместе с директором П.Д. Бородиным был меценатом команды в самом хорошем смысле этого слова. И "Торпедо" в итоге была тогда одной из самых лучших команд Союза. Эти люди заботились не только о благополучии действующих футболистов, но, что немаловажно, старались сделать все возможное, чтобы после окончания карьеры устроить их жизнь в дальнейшем. Так получилось и со мной. В какой-то момент А.И. Вольский (ныне руководитель Союза промышленников и предпринимателей России) рекомендовал меня в Министерство иностранных дел СССР. Три года я проработал в Пакистане, после чего был принят в центральный аппарат на должность дипломатического курьера. По роду этой службы неоднократно облетел земной шар, побывал на всех континентах, почти во всех странах мира. В этой должности проработал 15 лет. Затем был назначен заместителем начальника, а в 1992 году — начальником Управления министерства. В настоящий момент — директор Департамента дипломатическо-курьерской службы. Награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством", рядом других государственных наград, мне присвоен дипломатический ранг чрезвычайного и полномочного посланника.

У меня двое детей. Дочь Ирина 1961 года рождения. Родилась в Куйбышеве. Окончила Московский государственный институт международных отношений. Работает в коммерческой структуре.

Сын Владимир 1975 года рождения. Окончил Университет Дружбы народов, затем магистратуру. Дипломат. Работает в должности атташе в Посольстве России на Кипре.

А.Окружнов
© 2000-2018 Официальный сайт ФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.