17 августа 2018 г. 21:35

Николай Осянин

Провел 402 игры в чемпионатах Советского Союза в составе команд "Крылья Советов" (1960-65), "Спартак", Москва и "Кайрат", Алма-Ата (1966-76). Забил 71 гол (лучший бомбардир чемпионата СССР 1969 года — 16 голов), чемпион СССР 1969 года, обладатель Кубка страны 1971 года.

Когда в жизни Николая наступали уже не лучшие времена, на экраны кинотеатров страны вышел очередной фильм про советский спорт, герой которого в исполнении Николая Олялина был внешне так похож на Осянина, что мы, безымянские пацаны, бредившие футболом, восприняли фильм не иначе, как биографический, и искренне сопереживали форварду, который полтора часа многословно и благородно, в гамлетовских традициях, прощался с мячом.

Кинолента эта сегодня благополучно пылится где-то на полках Госфильмофонда, а ветеран футбола Осянин, которому вот-вот стукнет 60, готовится к... очередному турниру в составе спартаковской команды ветеранов. Не ради удовольствия — ради заработка. Оказывается, есть сейчас в нашей столице такая профессия — "действующий ветеран футбола".

Увы, кино было не про Осянина. А жаль, потому что судьба Николая Викторовича могла бы лечь в основу неплохого фильма о жизни его поколения спортсменов, да и внешностью Бог не обидел: изображай Осянина даже голливудский красавец — перебора не было бы!

Он родился в декабре 41-го. Отец не вернулся с войны, поэтому кому подражать Колька выбирал сам. В послевоенные годы в одном из засекреченных поселков под Казанью и не подозревали, что укрепляют не только обороноспособность страны, но и олимпийскую сборную по футболу образца 1974 года. Но и олимпийская сборная, и место центра защиты — это позже. А запомнился Осянин болельщикам казанской "Искры", куйбышевских СКА и "Крыльев Советов", московского "Спартака" все-таки как нападающий: с легким, будто полет, бегом, с оригинальной обводкой, с редким по силе и точности ударом с обеих ног. Не случайно его сразу выделил из новобранцев "Крыльев" сам Борис Казаков, взял над парнем шефство, многому научил, ведь поначалу в технической оснащенности Осянина были огрехи. Он схватывал уроки на лету. Чего ему не надо было втолковывать, так это уважительного отношения к избранной профессии. Чего не надо было прививать, так это любви к игре.

В нашей с ним московской беседе Николай Викторович признался, что любит играть чуть перекачанным мячом, чтобы звенел. И это из детства, из матчей двор на двор, улица на улицу, в которых возраст игроков колебался от 15 до 30 лет. Мяч накачивали "под себя" те, кто постарше, а младшие привыкали и к жесткому мячу, и к жесткой борьбе на каждом пятачке футбольного пустыря.

Оттуда же, из детства, чувство коллективизма, готовность прийти на выручку товарищу. На поле все это трансформировалось в универсальность. "Уникальную по тем временам универсальность", — подчеркивает полузащитник "Крыльев" 60-х годов Альфред Федоров. Это сегодня футбольные школы поставляют в профессиональные команды спортсменов, готовых сносно выполнять любые функции на поле (надо — даже в ворота встанут), такова "генеральная" линия. Правда, когда все в защите и все в нападении, размывается индивидуальность игроков, команды становятся похожи одна на другую. В 60-х каждый знал свое место (и дорожил им!) и сверх поставленной задачи брал только от щедрости, прежде всего физической. Осянин — из породы щедрых!

Невероятно, но факт: Николай Викторович прекрасно помнит полуфинальную игру "Крыльев" на Кубок СССР с московским "Динамо" в 1964 году, помнит два гола Анатолия Кикина, а что и сам забил, запамятовал: "разве я? а не Алик Федоров? Гм, ну, так выиграли же матч не мы с Кикиным, команда выиграла. Какая была команда!.."

Воспоминаниям о той команде с Осяниным мы предавались в присутствии Бориса Геннадьевича Коха. Он согласно кивал головой в такт размышлениям друга и вдруг хитро стрельнул глазами в мою сторону:

— Ты вот еще что запиши: Осянин у нас был не только лучшим нападающим, но и самым принципиальным человеком!.. На сборах в Средней Азии два наших признанных Дон-Жуана увели как-то в амурный поход и Колю. Возвращаются это они под утро в гостиницу и сталкиваются в коридоре с Виктором Ивановичем. "Все, надоело! — кричит старший тренер. — Ты и ты (это он "пересчитывает" указательным пальцем Дон-Жуанов мне уже в Душанбе попадались! И здесь никак не успокоитесь?! Всех троих снимаю с зарплаты". А Коля говорит: "Меня-то за что?" "Тебя за что? Тебя — за компанию!"

Ладно, через два дня товарищеская игра. Тренер заявляет на игру наказанных, а Дон-Жуаны встают один за другим и... отказываются: "С зарплаты сняли — какая игра!" Карпов в сердцах машет рукой: "Все понятно. Для вас спортивная честь на втором плане. А ты, Осянин?" — "И я отказываюсь. За компанию", — отвечает он.

Спокойный, покладистый по характеру, Осянин был способен на серьезный конфликт, когда чувствовал пренебрежительное отношение к себе.

Никита Павлович Симонян звал его в "Спартак" еще в 1964 году. Однако "Крылья" в конце того славного сезона получили новогодний подарок в виде 20-дневного турне по Африке. "Поразвлекавшись" с любительскими командами черного континента, посмеявшись над невообразимым судейством местных рефери (одна из игр была закончена в начале второго тайма ввиду того, что местные футболисты... сравняли-таки счет!), команда 31 декабря прилетела в Москву, надеясь Новый год встретить уже дома. Да не тут-то было. В Шереметьево загорелым парням быстренько объяснили, что это в Африке они — белые люди, а здесь, на Родине, обычные граждане, которые могут и подождать!.. 30 минут. Посадки. У трапа самолета. В 20-градусный мороз.

В Куйбышеве Осянин свалился с воспалением легких.

Но и через год его ждали в "Спартаке", которому позарез была нужна "свежая кровь", крепкие провинциалы со здоровым честолюбием, чтобы приподнять пошатнувшееся столичное величие. Вот что вспоминает о "Спартаке" той поры известный футбольный летописец К.С. Есенин:

"...1966 и 1967 годы — команда опять "в середине таблицы". Правда, приходит в подкрепление Н. Осянин из Куйбышева — игрок с отличным ударом, хорошими физическими данными, который многое дал "Спартаку". У нападения появилась острая, с внезапными резкими атаками игра. Чувствовалось, еще немного — и "Спартак" в состоянии будет дать генеральный бой уже три года царствующим киевлянам. Сезон 1969 года оказался блестящим. 24 победы в чемпионате — такого 20 лет не знала ни одна команда. Отлично провел сезон вратарь Кавазашвили. Успех команде принесли и вездесущий, неутомимый Киселев, и Осянин, забивший в этом сезоне 16 мячей. Именно ему команда обязана двумя решающими победами над киевскими динамовцами.

... Знатоки и любители футбола, расценивая успех "Спартака", перспективность большинства молодых игроков, их талантливость, считали, что команда эта теперь "на десять лет", что коллектив наконец поймал "жар-птицу" успеха..."

Но... Сказка про Жар-птицу, как известно, интересна тем, что царь посылает Ивана-дурака то туда, то сюда, короче, сам не зная куда и за чем. И в этом, как ни парадоксально, своя логика. "Спартак" всегда нацелен только на успех, несмотря ни на что, несмотря на человеческие судьбы... Симонян пригласил Осянина центром нападения, Симонян же распорядился перевести его в центр защиты (вы помните — "универсальный игрок"?). А Осянин в защиту не хотел и уехал в Алма-Ату.

За то короткое время, что провел в Казахстане, Николай многое передумал и о времени, и о себе. Пятеро (он уехал из Москвы в Алма-Ату не один) спартаковцев быстро вытащили "Кайрат" в верхнюю часть турнирной таблицы. Но едва игра у команды наладилась, главный тренер вывел Осянина и других москвичей из состава, заменил на местных "звезд", которые начали "ввалить" игру за игрой. Когда отступать стало некуда, он опять бросил легионеров в бой. Короче не игра, а сплошная "национальная политика". И Осянин решил "завязать" с футболом.

Он так бы и сделал, не пригласи его бывший московский одноклубник Анзор Кавазашвили в костромской "Спартак". А на весенних сборах в Хосте в товарищеской игре со сборной страны московскому "Спартаку" не хватило игрока, и Осянина, бывшего капитана, пригласили тряхнуть стариной. "Борозды" Николай не испортил и скоро узнал (совершенно неожиданно, смешно сказать — от жены!), что опять заявлен в чемпионат за московскую команду.

Позже игрок московского "Динамо" и сборной страны Геннадий Еврюжихин так напишет о Николае Осянине, бывшем тогда уже центральным защитником "Спартака": "Он очень хорошо разгадывал намерения нападающих и своими маневрами предотвращал их самые опасные ходы. Он раньше форварда выходил туда, куда должен был быть послан мяч, и перехватывал передачу. Кроме того, он был искусен в единоборстве, умел в подкате без нарушения правил отобрать мяч у соперника. Мне особенно импонировала его корректность.

У Осянина можно было учиться эффективной игре головой. Он в прыжке не просто отбивал высокий мяч, как делало большинство других наших защитников, а именно играл им, мягко сбрасывая под ноги свободному партнеру.

Овладев мячом, Осянин завязывал атаку. Он почти не ошибался в передачах — это очень ценное качество современного защитника. Культуру паса он воспитал в себе еще в те времена, когда играл нападающим..."

Лестные слова... Вдвойне лестные, ибо сказаны сильным соперником. Но и у меня, и у многих болельщиков Николай Осянин навсегда отметился в памяти голом. В ворота легендарного Яшина в 1969 году в "Лужниках"! Получив мяч на своей половине поля, форвард "Спартака", едва переступив среднюю линию, так пробил, что лучший вратарь XX столетия даже в отчаянном прыжке не дотянулся до звенящего осянинского мяча. Поднявшись с земли, легендарный голкипер вздохнул и... поаплодировал профессионалу.

В. Чечурин.
© 2000-2018 Официальный сайт ФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.