17 ноября 2018 г. 11:42

Борис Кох

Родился 7 января 1942 года в Куйбышеве. Начал играть в футбол в 1953 году в детской команде "Динамо". За "Крылья Советов" выступал с 1959 по 1965 год, в матчах чемпионата. Кубка СССР и международных встречах забил 18 голов. Затем играл в командах "Динамо" (Москва), "Локомотив" (Москва), "Зенит" (Ленинград), "Нефтяник" (Тюмень). Всего за 15 сезонов в чемпионатах страны провел 282 матча, забил 53 гола. В 1965 году выступал за вторую сборную страны, в 1967 году был назван среди 33 лучших футболистов СССР.

Впервые в основном составе "Крыльев" Борис Кох появился в международном матче с командой Потсдама из ГДР. Его выпустили во втором тайме вместо Геннадия Широчкина, и по трибунам тут же пронесся слушок: "Игра товарищеская, вот за "Крылья" и выпустили немецкого нападающего. Сейчас по договоренности за Потсдам будет играть кто-нибудь из наших..."

Анекдотических ситуаций в жизни Бориса потом было еще много. В футбольном братстве распавшеюся СССР он не только признанный правый край нападения. Кох — душа любой компании, талантливый рассказчик, "король анекдотов". Когда приезжает погостить в Самару, друзья собираются на встречу с ним с диктофонами! Однако далеко не все знают подтекст многих коховских баек, невеселую, трагическую изнанку его искрометного юмора.

Взять ту же фамилию. Коренным немцем Поволжья был дед Бориса Геннадьевича. Этого факта НКВД оказалось достаточно, чтобы в начале войны арестовать его отца, дядю и тетю; все трое без вести канули в черной дыре ГУЛАГа, а на руках чистокровной русской матери Дарьи Тимофеевны остались трое сыновей, дочь и племянник.

Жили на углу Садовой и Льва Толстого, и неудивительно, что Борис дневал на стадионе "Динамо". Здесь познакомился и подружился с Гилей Хусаиновым, Володей Бредневым, а еще с Женькой Романовым, вратарем клубной команды и талантливым джазовым пианистом. Дома у Жени вся компания и пропадала вечерами, слушая музыку с пластинок и вживую.

Коху было мало игр и тренировок в юношеской команде. Уже в 15 лет он начал выступать за взрослых: за 1-й завод ("Там какие-никакие деньги платили, матери надо было помогать"); параллельно играл за "Буревестник" ("Студенты — народ умный, общаться с ними было интересно"). Так что в иной день у Коха выходило по два матча (утром и вечером), и ничего, не уставал!

Внимание главного тренера "Крыльев" В.И. Карпова на юное дарование обратил Н.Э. Зайцев (этим открытием Николай Захарович гордился всю жизнь и всегда ставил Коха в пример юным футболистам). Коха вместе с другим новобранцем, только с 18-го завода, Евгением Гецко оформили в команду мастеров на одну ставку и поручили Зайцеву работать с ними индивидуально. Е.Ф. Гецко вспоминает:

— Играем в Москве с дублем "Динамо". После первого тайма — 0:1. В перерыве в раздевалку заходит тогдашний начальник команды, один из первых футболистов Самары Петр Гордеевич Ключников. Сер-ди-тый. "Где этот "итальянец", где этот макаронник несчастный, где этот Кох?! (В стране был очередной всплеск интереса к итальянскому футболу.) Ты когда отклеишься от мяча, ты когда голову поднимешь? Ведь вокруг не только соперники, но и товарищи! Они паса ждут".

Во втором тайме Коха не узнать. Дал прекрасный голевой пас. Через какое-то время его вывели один на один с вратарем динамовцев — сам забил! Сыграли 2:2. В раздевалку Кох заходит до-во-ольный и, язва, шарит глазами по углам, как будто ищет Ключникова: "Где этот игрок образца 1916 года?!"

Специалисты считают, что зря Кох ушел в московское "Динамо". Не его же была команда.

Вот как вспоминает сам Борис Геннадьевич одну из первых своих игр за московское "Динамо": "В перерыве заходит в раздевалку главный тренер и матом на защитника (не буду называть фамилии). Тот все "замечания" мимо ушей, просто отвернулся. Тренер размахивается и отвешивает футболисту затрещину! Футболист оборачивается и... даст тренеру ответную! Я сижу, голову в плечи и думаю: "Ничего себе — порядочки! Куда я попал?!"

Борис Кох по мироощущению артист. Ему как воздух были необходимы успех, признание, да и, что там, аплодисменты! Он помнит, как восторженные болельщики уносили его на руках с поля куйбышевского стадиона "Динамо". Гордится дружбой со Львом Ивановичем Яшиным и замечательными ленинградскими актерами Алисой Фрейндлих, Игорем Владимировым, Кириллом Лавровым (последний, когда репетировал в БДТ роль В.И. Ленина, с восторгом слушал революционные анекдоты Б.Коха и "учился" у него "истинной ленинской картавости").

Любопытно, что среди прославленных вратарей советского футбола больше всего доставалось от Коха, пожалуй, Анзору Кавазашвили. Тот сам на поле был артист и своей игрой "вдохновлял на подвиги" Бориса. В разное время, выступая за разные команды, эти двое своим противоборством неизменно превращали матчи в яркие спектакли.

Тренеры московского "Динамо" положили глаз на нападающего волжан в 1964 году. Но, скорее всего, не после известного московского полуфинала на Кубок СССР, тогда Кох в полной мере себя не проявил, а после разгрома, учиненного волжанами москвичам в конце сезона — 4:0! Борис не забил в той игре ни одного гола, но практически все голевые атаки зародились на правом фланге, где Кох начисто переиграл защитника сборной страны Владимира Глотова. И вот на следующий год, когда московское "Динамо" спустя 20 лет после первого триумфального турне по футбольным полям Англии вновь решило провести на берегах туманного Альбиона серию товарищеских матчей, Коха взяли в состав "для усиления". Славы московского "Динамо" куйбышевец не уронил, в агрессивности и в технике не уступал самому Игорю Численко, и по возвращении на Родину прямо из аэропорта его увезли в малоприметный особнячок на Сретенке, откуда сын бывшего "врага народа" вышел "вооруженным защитником конституционного строя" и нападающим одной из лучших футбольных команд Советского Союза. Через два года "Динамо" обменялось игроками с московским "Локомотивом". Это были Борис Кох и Владимир Козлов.

Перед первой игрой с бывшими одноклубниками новоявленный железнодорожник Кох столкнулся нос к носу с главным тренером динамовцев К.И. Бесковым. "Ты не вздумай нам забить, — погрозил пальцем Константин Иванович. — Ты еще у нас деньги получаешь!" "Обязательно забью, — весело огрызнулся Кох. — Тихо и в угол, куда собачка по нужде ходит!.."

— И вот пятая минута встречи, — смеясь, вспоминает Борис Геннадьевич. — Врываюсь в штрафную, бью, и мяч попадает точно в "шестерку". Через 10 минут обвожу на фланге двух защитников и выкатываю мяч под удар Михайлову. Он тоже в "Локомотив" был сослан после первого круга чемпионата. Из "Торпедо". Его на Гершковича поменяли. И Володя тоже отводит душу...

Яркий след оставил Борис и на берегах Невы, куда переехал из Москвы Мог бы играть за ленинградский "Зенит" и дольше но невзлюбил его очередной главный тренер Г.О. Зонин, перестал ставить на игры даже в дублирующий состав. Собственно, не нравился Зонину не столько сам Кох, сколько те игроки, которые нравились его предшественнику Е.И. Горянскому, давнему оппоненту по тренерскому цеху.

...Никто не устраивал Коху торжественных проводов, но... есть все-таки Бог на свете! В Хосте, что под Сочи, куда каждую весну съезжался на предсезонные сборы весь футбольный свет Советского Союза, в 1974 году К.И. Бесков предложил ему, молодому тренеру тюменского "Нефтяника", еще разок (последний!) сыграть за вторую сборную СССР в тренировочной двухсторонней игре с первой сборной. Кох "тряхнул стариной", да так, что затрепетала сетка за спиной Владимира Пильгуя. Еще один гол с его подачи забил Левон Иштоян.

Евгений Ловчев и Муртаз Хурцилава со смехом рассказывали потом Борису Геннадьевичу, какой разнос устроил первой команде страны Бесков: "Вы, говорит, куда собрались? На чемпионат Европы? Нет, вас надо в Тюмень отправить, чтобы поучились у "старого" Коха. Подкоманды один обвел, вратаря между ног "проверил"! Позорники..."

А коллеги по тренерскому цеху после игры пожимали плечами "Борис Геннадьевич, не рановато повесил бутсы на гвоздь?" Одним словом, "проводы" состоялись лучше не придумаешь!

Борис Геннадьевич мечтал, чтобы его дело продолжил сын. И у того все неплохо складывалось: закончил футбольную школу при московском "Спартаке" (у Николая Осянина, кстати, учился), стал привлекаться к тренировкам главной команды. Но подвернулась возможность поиграть в Германии, во втором дивизионе. Уехал, играл, неплохие (по нашим меркам) деньги зарабатывал. И... вернулся. Мало того, повесил бутсы на гвоздь. Сказал: "Наигрался".

— В Германию на постоянное жительство в последнее время уехало много советских немцев. Почему не остался младший Кох? — задал я вопрос. — Ну, не футболом, зарабатывал бы на жизнь чем-нибудь другим...

— В 1965 году в Кельне, — задумчиво произнес Кох-старший, — когда я в составе второй сборной выступал против молодых Шнеллингера, Зеелера, Беккенбауэра, мне тоже предлагали остаться. Конечно, тогда это было сделать сложнее, но я даже вариантов не просчитывал. Какая Германия?! У меня родня, друзья, у меня все здесь! Вот и сын мне на этот вопрос ответил: "Русские должны жить в России".

В. Чечурин.
© 2000-2018 Официальный сайт ФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.