13 декабря 2018 г. 13:58

Владимир Гришин

Владимир Гришин — из славной команды "бритоголовых" (той, что постриглась перед сезоном 1961 года наголо), которая в 1961 проведя в классе "Б", снова вернулась в класс "А". Этот футболист особого колорита и, увы, печальной судьбы. Гришин оказался совершенно не приспособленным к жизни вне футбола. Ни путной профессии, ни характера противостоять бытовым трудностям, свалившимся на голову после карьеры игрока.

Он настолько давно потерялся из виду своих бывших одноклубников, что мы так и не смогли найти никаких его следов. По одним слухам, он уже ушел из жизни, покончив счеты с нею добровольно. По другим — ничего подобного, живой и работает охранником то ли на автомобильной, то ли на лодочной стоянке. Неизвестно лишь, на какой.

— Все вероятно, — прокомментировал эти слухи В.И. Карпов. — У него неладно было с женой, и в пьяном угаре он мог, наверное, что-то с собой сделать. И в то же время не исключено, что просто от всех как бы скрылся, начав жить совсем другой жизнью, ничего общего с футболом не имеющей. Дело в том, что для мастеров и тогда он был профессией. Футболисты типа Гришина, кроме того, как играть в футбол, больше ничего не умели делать. А лишившись этой возможности, становились неприкаянными. Игрок же он был, пока не исчерпал себя, хороший.

Владимир Гришин — самарский. Начинал в спортивном клубе "Спартак" (он существовал до 1962 года). В команду мастеров попал во время службы в армии. Служил в Тбилиси, где первый раз на одаренного паренька и обратили внимание футбольные специалисты. Там его пригласили в тбилисский "ОДО", который выступал тогда в классе "Б", и все два года армейского срока он играл за этот грузинский клуб.

Вернулся в Самару уже вполне сформировавшимся игроком и почти сразу был приглашен в "Крылья". Сезонов здесь провел не так много — пять. Зато каких! Начал в 1960-м, то есть перед, как уже говорилось, знаменитым 1961-м, а закончил в еще более знаменитом 1964-м. Сыграл в основном составе 122 встречи: 105 — в чемпионатах страны, 10 — в Кубке, 7 — международные. Или почти по 25 в среднем за сезон. Забил 22 гола, что тоже является своего рода достижением, потому что позволяет ему в списке бомбардиров команды занимать достаточно высокое место. А ведь Гришин — не нападающий и даже не полузащитник. Чаще он играл в "Крыльях" правым защитником. И надо сказать, что во всей огромной тогда стране всего несколько игроков обороны из команд верхнего футбольного эшелона могли похвастаться подобным результатом: 4-5 голов в каждом сезоне. Многие форварды столько не забивали.

Самое любопытное, Владимир и в атаку-то не так часто подключался, как, скажем, мастер этого дела Анатолий Крутиков из московского "Спартака" или тот же Борис Вальков из "Крыльев", а вот забивал. Он имел на редкость мощный, "пушечный" удар, и расстояние в 30-35 метров никогда не являлось для него препятствием, чтобы ударить по воротам. Вдобавок был мастеров исполнения штрафных. Рассказывают — отработал их почти до совершенства еще в "ОДО", где все два года тренировал силу и точность. Накачивал мяч до предельной тяжести и часами колотил им по воротам.

Такими точными дальними ударами тогда, говорят, поражал еще только легендарный нападающий ташкентского "Пахтакора" Геннадий Красницкий. Но тот был атлетически сложенный, мощный, и "пушечная нога" вполне соответствовала его комплекции.

Гр ишин же был невысок ростом, а обувь вообще носил едва ли не 38 размера. И вот, несмотря на это, умудрялся с такой же силой посылать мяч в ворота с самых дальних точек. Многим это казалось просто непостижимым.

Вот как удар Гришина описал однажды самарский судья всесоюзной категории Тавельский:

— Назначаю штрафной. Гришин устанавливает мяч, разбегается — я закрываю глаза. Удар — я открываю глаза — гол!

Его одноклубник Е.Ф. Гецко вспомнил такой случай:

— Играли с московским "Динамо", заработали пенальти, и пробил его Володя. Так мяч от его ноги полетел с такой силой, что, ударившись о перекладину, а потом о землю, снова взлетел к перекладине и уже от нее попал в спину вратаря, а потом — в ворота.

Гришин, по словам Евгения Федоровича, постоянно хотел играть и ради игры готов был вытерпеть любую боль. Однажды уже на третий день снял со своей ноги гипс, наложенный после травмы в Минске (рентген обнаружил трещину), чтобы ударом проверить травмированную ногу. Удар получился, и тогда он заявил: "Ну, все, теперь можно опять на поле" — и в самом деле вскоре уже снова был в основном составе.

Между прочим, еще в "ОДО" он получил прозвище За Родину. Ему дали его за исключительно самоотверженную игру. Ею он отличался также и в "Крыльях". Достаточно сказать, что после завоевания звания чемпионов России в 1961 году молодежная газета "Волжский комсомолец" опубликовала эпиграммы на лучших игроков команды и среди них такую:

Он — такой, назад ни шагу, ему медаль бы за отвагу!

Посвящалась она Владимиру Гришину.

Увы, будучи мужественным и отважным в футболе Влалимир Петрович оказался с большими слабостями в обыденной жизни. Пристрастился к бутылке. И уже к концу 1964 года стал с трудом одерживать футбольные нагрузки в классе "А", поэтому 1965-1966 годы провел уже в местном "Металлурге", который выступал тогда в нижнем эшелоне. Был здесь капитаном, но закончил плохо. В турне по Ростовской области, в которой было тогда несколько команд класса "Б", попал н неприятную историю, связанную опять же с выпивкой, а кроме того, еще и с девицами легкого поведения (об этом рассказал самарский знаток футбола В.Е. Внуков), и его в результате не только лишили звания капитана и отчислили из команды, но и сняли почетное звание мастера спорта.

Кумиру болельщиков была нанесена смертельная обида, которой он, по справедливости, вовсе не заслуживал. Она-то, видимо, и толкнула Гришина под откос жизни.

К сожалению, никто не сумел или не захотел поддержать его в час крутого перелома судьбы.

А. Окружнов.
© 2000-2018 Официальный сайт ФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.