17 августа 2018 г. 21:35

Виктор Кирш

Он из самых молодых ныне самарских ветеранов, игравших в "Крыльях" в 50-е годы. Если Виктору Ивановичу Карпову, Николаю Ивановичу Позднякову семьдесят два, то ему лишь шестьдесят шесть. У него тоже еще "порох в пороховницах", работает.

Поначалу мне едва не пришлось поставить крест на встрече с ним. Сначала он на нее согласился, потом отказался. Снова та же история. Помог председатель клуба ветеранов футбола Е.Ф. Гецко. И вот парадокс: несговорчивый Виктор Владимирович Кирш предстал прямо таки иным человеком. Перед нашим приходом накрыл стол. Сварил вареники, пожарил куриные задки. И сразу дал себе любопытную характеристику.

— Как-то один журналист спросил меня: а какое у вас хобби? А какое у меня хобби? Да вот встречи с друзьями. Почему я вас и посадил за стол. Общение — это же прекрасно!

Общение удалось. Итог же его тоже оказался неожиданным, развеявшим прежние представления об этом ветеране.

До того много слышал о нем и читал. Ну, например, один из последних футбольных справочников, выпущенных в Самаре к началу очередного сезона, включил его в тройку сильнейших левых полузащитников "Крыльев" за всю их историю.

Или вот случай, который вспомнил один из его коллег-ветеранов: "Предложил как-то Виктору Владимировичу, когда он тренировал "Крылья", хорошего паренька. Мол, посмотри, Витя. А он: какой у него рост? Если маленький — и близко не надо. Ну, такой вот подход. Хотя ведь не все и великие — рослые".

Из прочитанного и услышанного сложилось представление: игроком он был сильным, а вот тренером не очень. А вышло: и то не так, и это не этак. Например, сам Кирш первый факт самокритично прокомментировал в том смысле, что не ему судить о своей игре, но он был не созидателем, а разрушителем. "Не обладал тонкой техникой". Второй еще резче: "Глупая легенда". Дескать, ценит он в игроках прежде всего быстроту и ловкость, а не силу и мощь. Потому что самому довелось поиграть, например, с немаленьким Гулевским в начале футбольной карьеры и с маленьким Хусаиновым в конце. А они оба — звсздыды.

Семь лет выступал Кирш в "Крыльях". Провел 114 матчей, забил 18 мячей. 19-летним в 1952 году был принят в команду. В неполные еще 20 лет (июнь 1953 года, игра против харьковского "Локомотива") впервые вышел на поле в основном составе. Сразу в нем закрепился. И в этом же сезоне уже играл не только матчи чемпионата, но и все главные поединки на Кубок СССР. В том числе финал. За совокупность достижений в чемпионатах и Кубке в 1958 году получил звание мастера спорта. В 1959-м стал капитаном команды. Чем не фигура? Однако спустя всего год Виктор заканчивает выступления. Сначала уходит из "Крыльев" в калининградскую "Балтику", но и туда только на один круг. Между тем ему всего-навсего двадцать семь — самый расцвет футбольного возраста, все в порядке со здоровьем. Как увязать это с выводом справочника?

Всю нашу беседу Виктор Владимирович подчеркивал: он был на поле разрушителем. И странно, что ни один из тренеров не додумался поставить его на место центрального защитника, где он мог бы принести больше пользы. Наоборот, его вначале, как рослого, хорошо умевшего играть головой, ставили в нападение. На место центра.

— Впрочем, в полузащите мне тоже поручали оборонительные функции. Я был персональщиком. Против торпедовца Валентина Иванова, например, динамовца Константина Бескова. Бегал за ними и разрушал. И это у меня получалось, коли в двадцать лет и место в "основе" получил, и таких игроков "доверяли". Вообще должен сказать вот что. Пришел я в команду, которую уже связывали с какой-то якобы особой системой игры — "волжская защепка". Не было никакой "защепки". Все это придумали журналисты. Просто сильные команды вроде тогдашних ЦДКА или "Динамо" нас сразу же закрывали на своей половине поля. И мы там вынуждены были стоять насмерть и бить по аутам. А впереди на грани офсайда дежурил Гулевский. Хорошая обработка мяча, хороший бег, удар. Два момента получит, в одном забьет.

Хорошо запомнил финал Кубка. Во-первых, гордость, что я, пацан еще, играю среди таких мастеров. Во-вторых, в игре мне мячом попали прямо между ног. Боль страшная, а публика (по-моему, было тысяч 40 зрителей) смеется. Валяться просто стыдно. Встал и минут пятнадцать бегал, как в тумане. Только за ногами Бескова и следил, как бы его не упустить.

"Звездным" игроком Кирш в команде, видимо, все-таки не был. Но среди тогдашних ярких личностей "Крыльев" не затерялся. Специалисты отмечали его неутомимость, умение сделать точную передачу, грамотную позиционную игру, цепкость в борьбе. Старожилы до сих пор помнят красивые голы — целых три, например, "Спартаку" из болгарской Варны, два — румынской "Энергии".

Но почему так рано завершил футбольную карьеру? Ведь, наверное, до конца на поле он так и не раскрылся?

— Меня отчислили за "разложение коллектива", — ответил Кирш. — Для укрепления дружбы нас во время зимней подготовки по инициативе тогдашнего начальника команды (политрука) Константина Борисова стали собирать на спевки, чтобы мы под баян разучивали и пели комсомольские песни. Это было странно и смешно, поэтому мы их игнорировали. И вот на меня как капитана взяли да и повесили вину за все происходящее в команде.

Нельзя дать однозначной оценки его тренерской работе. Хотя бы потому, что склонность к ней у Кирша проявилась на редкость рано: повесив бутсы на гвоздь двадцатисемилетним, уже через год он стал тренером, а еще через год старшим тренером той же самой калининградской "Балтики".

В разные годы тренировал "Автомобилист" из Нальчика, горьковскую "Волгу", самарский СКД. Особая статья — родные "Крылья". Однако в этой работе тоже не все было гладко.

"Автомобилист" в 1970 году сделал чемпионом России и вывел в первую лигу. До того команда считалась середняком класса "Б". Тут же последовало приглашение от генерального директора Куйбышевского металлургического завода П.П.Мочалова принять главную команду нашего города, тоже выступавшую тогда в первой лиге. Через четыре года вернул ее в высший класс. В весеннем чемпионате 1976 года "Крылья" под его руководством заняли шестое место, наиболее высокое за последнюю четверть века (второй результат за всю их историю). Да не прошло и года, как они из этого класса снова вылетели. Потом опять были возвращение и новый быстрый вылет.

Кирш тогда исповедовал теорию так называемой "пирамиды". Она, между прочим, сейчас в России в моде. Рассуждения о "пирамиде" можно услышать из уст даже самых больших футбольных начальников. А смысл такой: в футболе не может быть больших достижений, если он не строится по следующему принципу: в основании — массовые любительские занятия, "оно должно быть максимально широким", дальше — детские юношеские спортивные школы, дальше — клубные команды, дублеры, команды мастеров, наконец, сборные. Чем прочнее нижние части этой "пирамиды", тем больше шансов на высокий результат наверху. В Куйбышеве тогда в этом смысле (впрочем, как, похоже, и сейчас) не все было в порядке. Но дело даже не в этом. Выглядела теория "пирамиды" в речах Кирша пустым умствованием, попытками оправдать свои тренерские неудачи. Отдельные спортивные руководители области над ним смеялись. Но так ли уж "пусто было слово"? Вылетали-то "Крылья" впрямь из-за того, что наиболее сильных игроков "уводили" из Самары ведущие (как правило, московские) клубы, а достойной замены им дома не оказывалось.

В 1972 году Виктору Владимировичу было присвоено звание заслуженного тренера РСФСР (кстати, он еще заслуженный работник культуры Кабардино-Балкарии — получил звание за успех "Автомобилиста"), а в 1980-м он окончательно оставил пост первого наставника главной команды Куйбышева.

— Меня, между прочим, никто не увольнял, — объяснил Кирш, — я ушел в знак протеста. А протест был против увольнения моего друга, начальника команды Григория Исааковича Фридлянда. Много чего пришлось тогда выслушать. И какое это я, например, имел право в нашей стране подобное демонстрировать? И даже как это вообще случилось, что столько лет командой руководил еврей? Между прочим, как Фридлянда убрали, так "Крылья" и начали "кувыркаться".

Всю свою жизнь в футболе Кирш как бы бросал вызов судьбе. Такой вот уж характер.

Появился он на свет в Самаре в семье инженера-строителя. Двумя годами раньше родилась его старшая сестра. Вообще же семья состояла из семи человек и имела две комнаты в коммунальной квартире на улице Обороны.

До 5 класса Витя понятия не имел, что это за игра такая — футбол. Спортом, правда, занимался. Ходил в гимнастическую секцию, бегал зимой на коньках. Открытие для себя сделал лишь после громкой поездки московского "Динамо" в 1945 году в Англию. О динамовских победах трубили все газеты, и под впечатлением этого мальчишки из соседнего класса предложили Киршу и его друзьям посоревноваться на суворовском поле (стадион существовавшего тогда в Куйбышеве суворовского училища, расположенный поблизости в бывшем саду известного спортивного общества "Динамо").

— В этом классе учились дети, приехавшие к нам во время войны с родителями из Москвы. Они играть уже умели. А мы... Поскольку я был заводилой, но о футболе услышал первый раз, то и команду набрал из таких же, как я. Нас, естественно, разделали под орех — рассказал Виктор Владимирович. — Больше того, мне в игре дали по губе калошей. Получил, значит, первую в жизни "накладку". Но занятие понравилось. И с тех пор я уже с суворовского поля практически не уходил ни зимой, ни летом.

Со мной в одной школе учился мальчик Роберт Битков. Сейчас это известный музыкант. Был концертмейстером вторых скрипок оркестра Светланова, директором знаменитого ансамбля скрипачей "Виртуозы Москвы". Так вот, мы приходили на суворовское поле. Он клал на землю свою в твердом футляре скрипку, я, в мягком, мандолину (тоже одно время занимался музыкой, играл на мандолине в школьном оркестре). Получались ворота и... Теперь, когда меня в нашей общей компании (мы дружим, изредка встречаемся, в том числе и в Самаре) спрашивают, как я стал футболистом, я вспоминаю, как однажды в пылу борьбы кто-то из ребят налетел на штангу из моей мандолины и разломил ее надвое. Скрипка Роберта в тех баталиях осталась цела. И он в итоге стал музыкантом, ну а мне, поскольку я остался без инструмента, пришлось выбрать новое занятие.

В какой-то момент Витя отправился в футбольную секцию "Динамо", но его не приняли. Помог хоккей. Он отличился в хоккейных соревнованиях, после чего вопрос о приеме в футбольный коллектив решился как бы сам собой.

Тем не менее научиться обращаться с мячом по-настоящему технично возраст уже не позволил. Взял пацан другими качествами, о которых говорилось, — отличными физическими данными, чутьем позиции. Последнее дала, видимо, природа, зато первым он обязан образу жизни, который вела его семья. У родителей было целых три огорода — в Липягах, где сеяли просо, в Смышляевке, на котором сажали картошку, и за Казачьим переездом на заливных лугах. Соток десять. Вместе со старшими он копал землю, а по осени (транспорт до огородов не ходил) перетаскивал урожай. Да еще и воду в дом носил зимой и летом десятками ведер, особенно когда шла стирка.

С 1947 года начал играть в юношеской команде "Динамо", в 1950-1952 выступал уже за клубные. В 1950-м, кстати, в составе сборной Куйбышева стал обладателем Кубка России среди юношей. Немалую роль в формировании его как игрока команды мастеров, по признанию Кирша, сыграли тренеры П.П. Бурмистров, В.В. Соловьев, В.А. Маслов.

Что еще любопытно, в юности имел два прозвища: Интеллигент и, как ни странно, — Кирш. Когда он называл себя Киршем, то есть представлялся своей фамилией, ему в ответ постоянно говорили: "Да мы и так твою кличку знаем — ты фамилию скажи". А вторая перешла как бы по наследству от отца, которого Интеллигентом прозвал двор, поскольку он один в нем имел серьезное образование и практически не участвовал в мужских дворовых посиделках.

Работает сейчас Интеллигент Кирш в детской юношеской спортивной школе №9 Железнодорожного района. Тренирует мальчишек. До того последнее место работы — тренер-консультант самарской команды СКД, выступавшей во втором дивизионе (она несколько лет назад, увы, распалась). Живет в трехкомнатной квартире достаточно престижного дома на Самарской площади. Но современного "интеллигентского" набора — дача, машина — не имеет. О них рассказал Виктор Владимирович вот что. "Дача была у родителей на поляне Фрунзе, но когда это место начали застраивать жильем, им дали 800 рублей, и ее снесли". "Машин было три. Первую — списанный "Москвич", по-моему. 402, покупал с рук, затем была "02", которую поменял на "01". Да попал в аварию и решил от личного транспорта отказаться. Было это лет 20 назад. А сейчас его и купить-то не на что".

Наконец, личная жизнь. Женат. Взрослая дочь. "А остального касаться давайте не будем", — попросил ветеран.

А. Окружнов
© 2000-2018 Официальный сайт ФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.