17 августа 2018 г. 21:35

Виктор Мурзин

О легендарной послевоенной эпохе советского футбола было что писать. Один уникум Бобров чего стоит. А Пайчадзе с Симоняном, а Дементьев с Блинковым... Противостоять этим и прочим тогдашним звездам нападения требуется изрядное умение. Виктор Мурзин им обладал. Финты Боброва, Федотова, Пайчадзе против него не проходили. На месте центрального защитника он был самый настоящий оплот обороны "Крыльев Советов", той самой "волжской защепки".

Однозначно утверждать, что Виктор Мурзин достиг вершин мастерства сверхупорным трудом, — значит говорить полуправду. Вернее, не всю правду. Уместнее термин "дар". Ну, вот так сложилось: рос паренек, крепчал, заинтересовался футболом, вышел на поле — и получилось. Самородок засверкал.

Однако до поры о таком понятии, как футбол, Виктор и не знал. Другие были заботы.

...Было их у матери шестеро. Пять братьев и сестра. Жила семья в Старом Буяне. Хозяйство держалось на старшем брате Иване. До начала тридцатых. Потом пришел голод... Иван, захватив Виктора, уехал на заработки в Актюбинск, остальные подались в Самару. Туда же через год перебрался и Виктор. Устроился на ЗИМ фрезеровщиком. Дальше так: днем — у станка а вечером... После смены парень домой не торопился. Шел на стадион "Зенит" (сейчас "Волга") и допоздна наблюдал за диковинной для крестьянского парня игрой. Потом сам попробовал, да так, что с ходу закрепился в "основе" взрослой команды. Даже в войну Мурзин хоть изредка, но на поле выходил. Благо было с кем: в Куйбышеве в то время среди рабочих и специалистов, эвакуированных на Среднюю Волгу вместе с заводами из Воронежа и Москвы, нашлись футболисты весьма приличного уровня.

30 мая 1945 года Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта при Совнаркоме издал распоряжение N 9 "Об утверждении состава футбольной команды мастеров Куйбышевской организации спортивного общества "Крылья Советов". Пятнадцать фамилий. Пятнадцать судеб. Коренной самарец один — Виктор Мурзин.

Нам никогда, наверное, не испытать той радости в душе, с которой тогда шел на стадион истосковавшийся по футболу народ. Народ-победитель. Повсеместно битком забитые стадионы страны, куйбышевские "Локомотив" и с 1948 года "Динамо" исключения не составляли. Само собой парни в футболка это прекрасно чувствовали. Понимали: плохо играть нельзя. Потому "пахали" на газоне на совесть. В том числе опорный защитник "Крылышек".

Девять лет он защищал честь родной команды, испытал с ней все взлеты и падения. И остался верен до конца.

Его как-то сразу полюбил взыскательный куйбышевский болельщик. Когда по стадиону объявляли: "Номер третий — Виктор Мурзин", — в ответ с трибуны всегда раздавались аплодисменты. И призыв: "Мурза, не подкачай!". Тот не подводил. Да, почти за 180 игр за "Крылья" он голов не забил, но, с другой стороны, не сосчитать, сколько раз стоппер волжан брал верх в "дуэлях" с корифеями атаки из ЦДКА, киевского, тбилисского и столичного "Динамо", "Спартака", "Торпедо".

Вот что вспоминает Виктор Иванович Карпов (мы так часто обращаемся к его оценкам, потому что он принадлежит тому самому первому "племени" "Крыльев", а потом еще много лет тренировал главную команду города):

— Внутри у него был какой-то особый механизм. Этакое "реле". Переход к полярным состояниям у Мурзина проходил мгновенно: то он расслаблен, то предельно внимателен, всплеск эмоций (исключительно спортивных) через долю секунды сменяется олимпийским спокойствием. Добавлю к тому его отменную физподготовку, пластичность, аккуратное обращение мячом, по-настоящему игровую неуступчивость, интуицию, станет ясно, почему ему тренеры доверяли нейтрализацию центрфорвардов. И с этим он справлялся как надо.

В подтверждение два эпизода. Жена Мурзина, Галина Алексеевна, рассказала, как в концовке матча "Крыльев Советов" с тбилисским "Динамо" вконец отчаявшийся от бесплодных попыток найти лазейку к воротам хозяев, прославленный Борис Пайчадзе, со всем свойственным южанину темпераментом пожаловался своим тренерам: "Рябый совсем не дает продохнуть!" "Рябый" (то есть, конечно, рябой) — это защитник Мурзин.

А вот впечатления болельщика с более чем полувековым стажем Николая Емельяновича Спирченкова:

— Перед началом каждой встречи ЦДКА с куйбышевцами Всеволод Бобров подходил к нашему третьему номеру и спрашивал: "Мурза, ты дашь мне сегодня сыграть?"

Мурзин играл надежно, нестандартно и самобытно. В 1950-м ему доверили капитанскую повязку, через год основной защитник "Крыльев" получил звание мастера спорта. Ему тогда стукнуло 32.

Но крепкое от природы здоровье позволило находиться в "основе" до лета 53-го. К тому времени все уже знали: Михалыч неравнодушен к спиртному. И поручительство команды, и страдания жены, нянчившей малолетних сына и дочь, вот-вот должны были перевесить, но... Сил остановиться у Виктора не хватило. Разошелся с женой. Но без футбола Виктор Михайлович себя не мыслил. Работал потом тренером в "Трудовых резервах", в коллективе физкультуры "Искра" завода КАТЭК. И продолжал... выпивать. Не мог себя преодолеть. Жизнь пошла под уклон. Рабочий в столовой, грузчик в магазине... В последние годы жил бобылем. Умер в 1990 году. Сердце остановилось.

В конце сороковых "Волжская коммуна" писала: "Центр защиты — Виктор Мурзин... Спокойный, всегда уравновешенный в игре. Лучшие центральные нападающие страны в единоборстве с Мурзиным теряли свои качества...".

Е.Есин
© 2000-2018 Официальный сайт ФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.