25 сентября 2018 г. 04:15

Александр Бабанов

Его судьба очень похожа на качели — то ввысь, то вниз. И в этом есть своя внутренняя логика. Особенно если учесть, что "Крылья Советов" образца 80-х, которой он отдал лучшие свои годы, в ту пору не то что раскачивало — швыряло из стороны в сторону. Из высшей лиги транзитом во вторую, потом долгое, мучительное восхождение — и снова падение вниз. Мотало Бабанова иногда вместе с любимой командой, иногда порознь.

В 1980 году качели взмыли в самую высь. Он впервые надел футбольную майку прославленного клуба. Ему 22, и все еще впереди.

1993 год... ...Последний матч за команду мастеров. Уход из большого футбола. Смутная, горькая обида. Ему 35, и впереди пустота.

Но проходит время, и качели снова начинают раскачиваться. В его жизнь опять врывается футбол.

Воронежский озорник, семиклассник Саша Бабанов, "сосланный" родителями от дурной компании к родственникам в Тольятти, бродил по незнакомому городу. Одолевала скука, и он забрел на стадион "Торпедо". Долго наблюдал за тренировкой футболистов-сверстников, а потом вдруг подошел к наставнику и смело заявил о своем желании записаться в группу подготовки. Смелость и вправду была немалая. Перед удивленным взором тренера предстал маленький, кривоногий, хилый пацаненок. Единственное, что приковывало внимание — настырный взгляд. Сашу взяли.

Когда стало что-то получаться, высветилась цель — "Крылья Советов". Ни больше ни меньше. Его любимая команда в то время играла в высшей лиге, в расцвете были Аряпов, Панфилов, Куприянов. Но он рассудил не по-детски мудро: мечта — это все равно что крепость, которую с ходу не возьмешь. И приступил к медленной ее осаде.

Главным союзником стал для него тренер Хаджиев. Он разглядел в щуплом настырном пареньке оригинальное дарование. И с помощью хитроумных упражнений и тренажеров научил его быстрому бегу. В Бабанова будто трансплантировали миниатюрный вечный двигатель. Длинноногие защитники вдруг перестали за ним поспевать.

Добавим сюда способность нестандартно мыслить на поле, растущую день ото дня жажду гола и получим футбольный портрет самого прыткого нападающего тольяттинского "Рубина", за который Александр в ту пору выступал. В середине 70-х эта команда гремела на всю область.

В 1976 году 16-летнего Бабанова приглашают в тольяттинское "Торпедо". Но тренер "Рубина" Бондаренко советует не спешить: ты еще совсем пацан, окрепни.

— Я был маленький, злой, — вспоминает Александр, — цеплялся за всех, ни от кого не отставал. Играл то левого полузащитника, то нападающего. Был лидером в команде. И вот в 1977 году играем финал Кубка области, а я весь первый тайм сижу на скамейке. Скриплю зубами от злости, знаю, что за игрой наблюдает Борис Казаков, старший тренер "Торпедо". И вот меня наконец-то выпускают на поле. Я забиваю два гола, кубок наш. Меня тут же в команду мастеров на карантин, а уже в начале июня первая игра за "Торпедо".

В 17 лет играть в команде мастеров да еще под началом легендарного Бориса Казакова — нешуточное счастье! Но удача улыбнулась на мгновение. Повестка из военкомата — и вперед, труба зовет. Сменив бутсы на кирзовые сапоги, Александр отправляется на "точку", где четыре месяца проводит в безутешной тоске по футбольному мячу. Но про него не забыли.

Ворота КПП однажды распахнулись, и рядовой срочной службы Александр Бабанов "выпорхнул на волю", сначала на сборы, а потом на игры первого круга в составе "Торпедо". Увы, ненадолго. Когда грянуло первенство Вооруженных Сил

СССР, ему напомнили: пора возврашаться. Очутился в Пензе, где тогда располагался СКА.

И здесь у него чуть не сдали нервы. Накануне "дембеля" его стали усиленно "сватать" в Кемерово. Предложили ключи от новой квартиры. И он подписал заявление. И стал бы, наверное, кемеровчанином, не отыщи его в этом городе Альфред Федоров, тогдашний старший тренер "Крыльев".

Появление 20-летнего Бабанова в "Крыльях" совпало с грустным событием — в 79-м году команда вылетает из высшей лиги. В Куйбышеве наступает время футбольно-дворцовых переворотов. На сборы команду везет Виктор Кирш. Прилежно готовит ее к сезону и... уходит. В самый канун чемпионата половина игроков словно по команде тоже вдруг разбегается кто куда. Завтра ехать на игру, а в составе десять человек, хоть врача на поле выводи.

Между тем "Крылья Советов" вылетают во вторую лигу. Руль тонущего корабля доверяют Евгению Ловчеву. Но кому-то это кадровое решение пришлось не по душе. Накануне сезона появляется комиссия и обнаруживает в команде незаконные доплаты. Формально — нарушение, фактически — норма жизни, или, лучше сказать, норма выживания для команд в те годы. Кем у нас только не числились футболисты: и авиаторами, и сотрудниками милиции, и даже сталеварами. Вердикт суров: девять человек основного состава отчислить из команды, разумеется, вместе с главным тренером.

Александр Бабанов под репрессии не попал. Но и в выигрыше не оказался. Нет, совсем не о таких "Крыльях" он мечтал. Команда начинала жизнь с нуля. Молодые игроки, новый тренер, новые порядки. А у Бабанова, как назло, голос прорезался — независимый, звучный. Одним словом, с тренером Борисом Стрельцовым, призванным из Ростова вытягивать команду из второй лиги, отношения у него не заладились. Он стал засиживаться на скамье запасных (чего раньше не случалось). А как выйдет на замену, непременно гол забьет. Добром это кончиться не могло. Поняв, что не вписывается в тренерскую концепцию, после первого круга пишет заявление и уходит в тольяттинскую "Ладу". Тольятти для него особый город. Его прочный тыл, его отдушина.

Однако через год опять возвращается в "Крылья". Главным тренером становится Геннадий Сарычев. У команды появляется оригинальный рисунок в игре, футболисты начинают верить в свои силы. Они увидели иное к себе отношение. Например, во время предматчевого карантина они могли теперь, как нормальные люди, встречаться с женами и детьми. Тогда же зародилась душевная традиция устраивать коллективные походы в театр.

Бабанову 26 лет — прекрасный возраст для футболиста. Во главе команды тренер, ради которого ты готов горы свернуть "Крылья Советов" выходят в первую лигу. Но качели есть качели. Они снова рухнули вниз.

В 1985 году команда сваливается во вторую лигу. На месте Сарычева приглашают Лукашенко. Команда выныривает в первую, и тут же нырок обратно. В довершение ко всем этим встряскам в Ростове на разминке перед матчем Бабанов ломает ногу... об голову Марушко. Все наперекосяк. В 1987 году, махнув на все рукой, он возвращается в тихую тольяттинскую заводь. Сезон 1989 начинает у Сарычева в калининградской "Балтике", заканчивает с ним же в кемеровском "Кузбассе". Опять короткая тольяттинская передышка, и вновь отправляется за своим тренером, на этот раз в кисловодский "Асмарал-2".

— Это был 1991 год. Вместе со мной в Кисловодск отправились другие наши футболисты: Гармашов, Галиулов, Небыков, Халиулов. Поиграть за клуб, который впервые в нашей истории возглавил заморский богатей, было и любопытно, и престижно, и — чего уж скрывать — выгодно. Аль Халиди использовал экзотическую по тем временам премиальную систему, когда за одну игру можно было получить столько, сколько не получишь в иной команде за весь сезон. Платили за победу, за гол, за голевой пас, за пустые ворота. Всю эту статистику вел второй тренер. Выступали мы тогда во второй лиге. Так вот в одной игре мы ведем 4:0. На моем счету 3 гола, одна голевая передача плюс общие очки за победу. В итоге мне "выгорает" 1700 рублей (при тогдашней зарплате в 350). Здорово, да? А на последней минуте я в своей штрафной сбиваю игрока чужой команды. Пенальти: Меня Алик Галиулов готов был потом задушить в раздевалке. Я ведь этим глупым пенальти (а он был действительно глупый при счете-то 3:0) лишил каждого защитника 350 рублей премиальных, предназначавшихся им за сохраненную невинность ворот. Увы, модель оказалась с изъяном. Я упомянул лишь один несуразный факт, а были другие. В то время, когда нападающие и защитники набирали рублевые очки, главный работяга команды — опорный хавбек, добросовестно пахавший на поле от свистка до свистка, вообще никаких премиальных не получал. Это, конечно все, несправедливо.

Футбольную карьеру Александр Бабанов завершал в своей любимой "тихой заводи'' — в Тольятти. Финал выдался внешне красивым. "Лада" неожиданно для всех (особенно для скептиков, считавших Тольятти городом хоккейным, но никак не футбольным) врывается в высший дивизион. Бабанов — играющий тренер.

Через год уходит из большого футбола.

Он никогда не был плаксивым, а тут растерялся. Словно его, 35-летнего здорового мужика на заслуженную пенсию проводили. Правда, без пенсионного удостоверения и, стало быть, без гарантированных средств к существованию. Специальности нет. Навыка жить и зарабатывать вне футбола нет. А что есть? Любимая семья: жена да две дочки. Имя.

Сегодня невеселое время Александр вспоминает с улыбкой.

— Все получилось как бы случайно. Парень, которому я продал машину, неожиданно предложил заняться бизнесом: мол, его деловая хватка — мои тольяттинские связи. Вспомнить, как начинали, со смеху помрешь. Сначала покупаем в деревне землю. Землю меняем на трактор, трактор — на гараж, гараж — на машину. Бизнес по-русски называется. Но начало положено. В это время как раз в моду входили автосигнализации. Поехали в Москву, купили партию. После первой прибыли азарт разыгрался. Связи, оставшиеся после футбола, здорово тогда выручили. Дело пошло в гору. Когда выросла конкуренция и стало тесновато, нашли другую нишу — занялись отделочными работами. Даже корейцев пригласили, чтобы те обучили наших рабочих. И снова угадали.

А жизнь торопливо бежала вперед. Бизнес процветал. Дети росли. Жена радовалась устроснности и домашнему уюту. Сам же он себе места не находил. Ведь если быть строгим, с футболом он связи так и не порывал. Более того, параллельно с предпринимательской деятельностью с увлечением пробовал себя на тренерском поприще. Осенью 1997 года ему предлагают возглавить футбольный коллектив научно-технического центра ВАЗа. Для начинающего тренера условия лучше не придумаешь: молодая перспективная команда, приличные премиальные, сборы на Кипре. Не рискнул. Себе не поверил, что хочет вернуться. Но промаялся в сомнениях год и согласился.

О тренерских достижениях Бабанова (его команда, кстати, стала чемпионом области 1999 года) говорить сегодня, наверное, еще рано, если оценивать их с тех же позиций, какие он занимал в профессиональном футболе. Пока рано. Но некоторые мысли, принципы, которых он придерживается в своей нынешней работе, заслуживают внимания. Хотя бы потому, что за ними легко угадывается все тот же Бабанов.

— Если игроки не уважают своего тренера, его команда не удержится на плаву. Наставник должен пользоваться в коллективе непререкаемым авторитетом. Как, например Борис Казаков, под руководством которого мне посчастливилось играть целый год, вплоть до его трагической гибели. Интеллигентный, неразговорчивый, он не любил поучать. Говорил кратко и в то же время весомо. Ему верили, Геннадий Сарычев в чем-то похож на Бориса Казакова. При нем атмосфера в "Крыльях" была самая человеческая. Характер у меня тяжелый, но Сарычева любил, как отца родного.

— "Дедовщина" в футболе умеренно полезна. Раз молодой, взял мячи и понес — это нормально. Я своим и сейчас говорю: я вас только на поле не разделяю, там вы вес равны, а вот за кромкой поля, извини, уступи старшему. Поселю "старика" всегда в более комфортные условия, чем молодого, у того все еще впереди. И так было всегда.

— Тренер должен быть психологом. Приведу любопытный пример. Виктор Маслов, который в разные годы выводил в чемпионы СССР киевское "Динамо", московское "Торпедо" ереванский "Арарат", однажды накануне игры заходит футболистам в номер, а они "прикладываются" помаленьку. Скрытно. Маслов попросил налить ему минералки. Налил чуть-чуть. А он: вам что, жалко? Давайте полный стакан. Наливают полный. Выпивает и говорит: хорошая у вас водичка. Встает и уходит. Футболисты в шоке. На их глазах тренер только что выпил целый стакан водки (она была для маскировки налита в бутылку из-под минералки) и слова не сказал. Ну значит, завтра выгонит к чертовой матери. А он и утром перед игрой словом не обмолвился. И в состав всех, кто вечером пил, поставил. Но как они пахали на поле! Как они из кожи лезли! А главное, все молча, без единого слова. Ребята на всю жизнь запомнили.

— Запретный плод всегда сладок. Когда мой коллега, тренер из Уфы, стал меня как-то упрекать в том, что я команду развращаю, позволяя своим футболистам открыто пить пиво перед игрой, я ему эту нехитрую истину напомнил, и добавил мои сейчас выпьют по кружке пива и спать пойдут, a твои тайком всю ночью водку хлестать будут. Так, кстати, потом и случилось. В командах мастеров тем более незачем нянькаться. Почему, к примеру, на Западе никто за игроками не ходит по пятам? Зачем? Ведь там футбол для игрока — его хлеб, его работа. Перед матчем ты хоть на ушах ходи. Главный критерий — игра. У нас же получается: строгость ради строгости. А что толку? Мы за тем самым запретным плодом все равно через забор сигали, в "самоволку" бегали. Благо пивная находилась тут же, в Загородном парке. Это сейчас мне все можно, пей сколько хочешь. Не хочу. Эх, мне бы раньше таким умным быть.

— Многие спорят, насколько важное значение для тренера имеет то, был ли он профессиональным футболистом или нет Валерий Лобановский считает, например, что футбольный опыт в деятельности тренера занимает не более 5%. Не согласен. Можно знать в совершенстве теорию футбола, не будучи футболистом, и даже стать великим стратегом. Но если ты в этой каше не варился, не прочувствовал игру до конца, как сможешь потом, сидя на тренерской скамье, понимать все тонкости происходящего на поле? В натуральном виде, если можно так выразиться, я ощутил нечто подобное, когда был играющим тренером в "Ладе". Первый тайм бегаю в поле, наблюдаю за игрой изнутри, во втором сижу на скамейке и слежу за игрой как бы со стороны. Любопытная картина получается. И видишь острее, и понимаешь все до мелочей. Но опасна и другая крайность. Когда футболист считает, что игрового опыта ему вполне достаточно, чтобы стать классным тренером. Глупость. Без серьезной теоретической подготовки ничего не добьешься. Нехватку знаний я, например, ощущаю остро, потому и решил подучиться, поступил вот на Высшие тренерские курсы.

...Он мог бы приноровиться к суетливо-сытной жизни. Поймать равновесие и успокоиться. Но вместо этого едет в Москву учиться беспокойному тренерскому ремеслу. Даже не зная, что сулит ему завтрашний день: то ли ввысь, то ли вниз.

Но это уже пустяки. Главное, что он вернулся.

С возвращением тебя, Александр Бабанов.

А. Макаров
© 2000-2018 Официальный сайт ФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.