20 ноября 2017 г. 17:31

Никто не хотел уходить

Июльская распродажа ведущих игроков «Крыльев Советов» стала настоящей трагедией для десятков тысяч поклонников нашей команды. А что испытывали в этот драматический момент сами футболисты?

Денис Колодин

Июньский матч в Перми оказался для защитника сборной России последним, который он провел за «Крылья». Причем Колодин сам настоял на участии в нем, уже имея на руках контракт с «Динамо». И выложился на пермской синтетике полностью – точно так же, как и всегда. У его новых работодателей этот поступок, насколько известно, вызвал неодобрение: а вдруг травма?

Но поступить иначе Денис не мог. Даже надев футболку «Динамо», он все равно продолжал считать «Крылья» своей родной командой. Накануне матча своего нового клуба с волжанами Колодин получил четвертую желтую карточку и на поле не вышел. Он постоянно заходил на сайт «Крыльев» и лично попросил его создателей сохранить страничку, на которой любой из посетителей мог написать ему письмецо. А еще вспоминается августовское интервью Колодина одному из телеканалов: «Ну, какое у меня может быть состояние? – возбужденно переспросил он журналиста. – Моя команда, «Крылья Советов», играет в Кубке УЕФА, а я тут занимаюсь непонятно чем!»

В «Динамо» у него пока действительно не сложилось. Он выпал из обоймы сборной, в клубе играл меньше, чем привык, имел проблемы во взаимоотношениях с одноклубниками. Немудрено, что после матча завершающего тура первенства между «Крыльями Советов» и «Динамо» он с радостью остался в Самаре и отметил завершение своего, возможно, самого трудного сезона со своими бывшими одноклубниками.

Патрик Овие

Он всегда ценил Самару и был ей искренне благодарен. Для Патрика «Крылья» до последнего времени оставались единственным российским клубом, и сравнивать ему, соответственно, было не с чем, но он прекрасно знал, как живется африканским футболистам в некоторых других командах. Тот же Баба Адаму, который до «Крыльев Советов» успел поиграть за «Ростов», «Локомотив», минское «Динамо» и «Москву», признался осенью: «Только в Самаре, с ее особыми отношениями в команде и замечательными болельщиками, я себя опять почувствовал человеком».

Летящие с трибун банановые корки и оскорбительные выкрики, проблемы в быту, косые взгляды партнеров – обо всем этом Патрик знал только понаслышке. Он не слишком-то преуспел в изучении русского, но партнеры все равно в течение нескольких лет выбирали его вице-капитаном. Потому что таких людей, как Овие, ценят в любом коллективе – спокойных, здравомыслящих, всегда уверенных в себе. Он каждый раз вовремя возвращался в клуб, у него никогда не было никаких проблем во взаимоотношениях с партнерами и с дисциплиной…

Он не собирался ничего менять в своей футбольной жизни и покидал Самару безо всякой охоты. Хотя переход Овие в «Динамо» стал едва ли не самым звонким трансферным достижением Германа Ткаченко: он обеспечил своему подопечному хороший контракт, который особенно-то и не требовалось отрабатывать. «Динамо» не слишком нуждалось еще в одном защитнике, и Овие, допустивший в стартовых матчах за эту команду несколько ошибок, закончил сезон в глубоком запасе.

А Самара осталась в его сердце навсегда. «Когда «Крылья» будут отмечать какую-нибудь годовщину своей бронзы, обязательно меня найдите, – сказал он на прощание в клубе. – Приеду хоть откуда…»

Андрей Каряка

…Когда команда вернулась в Самару с выездного пермского матча, с базы команды до центра ночного города меня подвозил Андрей Каряка: в ресторане гостиницы «Европа» его терпеливо ждали для огромного интервью португальские журналисты. «Знаешь, никак загранпаспорт что-то не найду, – вдруг обронил капитан «Крылышек». И с какой-то детской обреченностью добавил, – А хорошо бы мне его и вообще потерять…»

В Лиссабон он, конечно, улетел в срок. Прошел медицинское обследование, заключил хороший контракт, поселился недалеко от океана. Но как футболист он не приобрел в этой «Бенфике» ровным счетом ничего. Другие взаимоотношения в коллективе, другое построение игры – и, как результат, тренерская опала и нагретая скамейка запасных.

«Андрей оказался замечательным капитаном», – обронил как-то Гаджи Гаджиев, который, как известно, в людях разбирается. Каряка, безусловно, не столь дипломатичен, и, наверное, чуть менее обаятелен, чем отдавший ему повязку Тихонов. Он мог и уйти с поля, минуя скамейку запасных, и сказать что-то невпопад в интервью, но Каря все равно до самого конца был одним из тех, на ком держались «Крылья». Он дорожил и этой командой и своим местом в ней. И совершенно не собирался куда-то из нее уходить. Даже на берег океана…

Робертас Пошкус

Начало прошлого сезона сложилось для него не лучшим образом. В той ситуации, в какой оказался Робертас, смена команды иногда бывает кстати. Таков закон футбола.

Пошкус это прекрасно понимал. Еще до того, как возник питерский вариант, он признавался мне: «Думаю, когда откроется период дозаявок, для меня будет полезнее уйти, встряхнуться – поменять обстановку, словом. А то что-то совсем ничего не клеится…»

Но, когда действительно пришла пора прощаться, Робертас с присущей ему прямотой и искренностью говорил уже не о себе: «Если бы ты знал, до чего же тяжело и обидно бросать команду в такой момент!»

Быстрый и всегда нацеленный на атаку «Зенит», если следовать футбольной логике, вполне мог стать командой Пошкуса, и многочисленные самарские поклонники Робертаса только порадовались бы, если бы в Питере случилось бы его второе рождение. Увы, во второй половине прошлого сезона этого не произошло. Может, потому, что это время было не лучшим для «Зенита», а может быть, причина – в самом Пошкусе. Будет безумно жалко, если этот отличный парень и неплохой футболист так и не вернется на свой уровень после тяжелейшей травмы и аварии, которые ему так несправедливо выписала судьба.

В матче «Зенит» – «Крылья Советов», в котором Пошкус отметился голевой передачей, тяжелую травму получил защитник волжан Нериус Бараса. Наша команда сразу после игры улетала домой на чартере, и Робертас всю ночь возил пострадавшего по больницам….

Александр Анюков

Удержать единственного доморощенного футболиста в «Крыльях» – это был летом вопрос чуть ли не политический. Не удалось – Анюков выбирал между «Динамо» и «Зенитом» и, в конце концов, выбрал команду из города, о своих симпатиях к которому до этого не раз говорил в интервью. Имел право, согласитесь. Хотя, насколько известно, новые руководители нашего клуба были готовы подтвердить Анюкову любое финансовое предложение, которое он получит со стороны.

Футболист, как и любой другой человек, имеет право на смену работы и места жительства. И упрекать Александра, разумеется, совершенно не за что. Тем более что решение уехать из Самары было для него, судя по всему, очень непростым. На протяжении всего «предпродажного» периода было заметно, что он сильно нервничает. Да и во время матча «Зенит» – «Крылья Советов», в котором Анюков забил красивый гол, он был явно не в своей тарелке, хотя и делал все, чтобы казаться спокойным и уверенным в себе.

Из всех футболистов, летом покинувших «Крылья», Александр оказался единственным, сумевшим в новой команде сохранить свой уровень игры. С одной стороны, первую половину сезона-2005 он провел менее выразительно, чем бронзовый сезон, но, в то же время, в отличие от других игроков, вторая половина минувшего чемпионата не стала для него провальной.

Лари Кингстон

Ганский легионер быстро успел стать в «Крыльях» своим. Его поддержала после нелепых удалений в самом начале российской карьеры команда, его признали болельщики, и он сполна отблагодарил Самару страстной и самоотверженной игрой. Более того, «Крылья» стали для Кингстона трамплином в сборную Ганы, и почти забытый на родине полузащитник внес свой лепту в завоевание ею путевки на чемпионат мира.

Увы, идиллия длилась недолго. Согласно условиям злосчастного меморандума Кингстона отправили в «Терек», причем трансфер состоялся вопреки желанию самого футболиста. Более того, ему даже не дали возможности проститься с обожавшими его болельщиками в игре «Крыльев» с грозненской командой (хотя контракт с чеченским клубом к тому времени не был подписан). Эмоциональный африканец не смог сдержать слез и даже не нашел в себе сил пойти на этот матч.

В чужом тонущем «Тереке» Кингстон откровенно отбывал номер. А такие вещи дорого обходятся футболистам, которые перед этим находились в атмосфере предельной требовательности и строгой дисциплины. Вот и с ганцем этот нелепый, хотя, наверное, и выгодный для кого-то трансфер сыграл, в конечном счете, злую шутку. Играя зимой за свою сборную на Кубке Африки, Кингстон «взялся за старое»: за драку с соперником из сенегальской команды он заработал четырехматчевую дисквалификацию на уровне сборных. Уроки Самары оказались забыты, и это, возможно, будет стоить человеку участия в чемпионате мира.


…Когда они, один за другим, покидали Самару, казалось, что жизнь останавливается навсегда. Но, к счастью, это было не так. Спору нет: та команда, которая осталась, в футбольном плане была менее искушенной и мастеровитой. Но вот в человеческом она осталась такой же. А может, даже и стала сильнее. Потому, собственно говоря, и уцелела.

То, чем так дорожили ушедшие, «Крылья», несмотря ни на что, сохранили: сплоченность, монолитность, умение терпеть и стремление жить по совести остались при них. Главным героям этой заметки тоже было ох как нелегко, но тем, кто вынес на себе осенью все тяготы борьбы за выживание, пришлось многократно сложнее, чем ушедшим.

Почему?

Да это, наверное, и объяснять-то не стоит.

«Уходящему – поклон, остающемуся – братство», – сказал поэт. Эти слова были произнесены совсем по другому поводу. Поэт тогда просто не знал о том, что произойдет в «Крыльях»…

КомандаИгрыМинутыГолы
Денис КолодинКрылья Советов 1412601
Динамо1310191
Патрик ОвиеКрылья Советов 1210120
Динамо54500
Андрей КарякаКрылья Советов 1311142
Бенфика84321
Робертас ПошкусКрылья Советов 129551
Зенит115661
Александр АнюковКрылья Советов 1513500
Зенит1210231
Лари КингстонКрылья Советов 129740
Терек118930
Арнольд Эпштейн
© 2000-2017 Официальный сайт ПФК "Крылья Советов" Самара. При использовании материалов сайта ссылка обязательна. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.